Джорж Витулкас. Медицина нового человека

Джорж  Витулкас  (George Vithoulkas)

ГОМЕОПАТИЯ
медицина нового человека
 
Перевод с английского
МОСКВА 1992
Перевод Д.Антопольского
Homoeopathy medicine of the new man
Thoisons Publishers Limited, Wellingborough, Northamptonshire
ISBN 0-7225-0989-8
 
"ПРИДИТЕ И СМОТРИТЕ: ИСЦЕЛЕНИЕ СВЯТОГО НЕ
ТАКОВО, КАК ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ. ЧЕЛОВЕК НЕ ЛЕЧИТ ТЕМ
ЖЕ, ЧЕМ РАНИТ… НО НЕ ТАК СВЯТОЙ: ИБО ОН
ИСЦЕЛЯЕТ ТЕМ ЖЕ, ЧЕМ НАНОСИТ УДАР"

Mekilta de-rabbi Ishmael
 
Вам знакомо чувство узнавания и счастья при встрече с челове¬ком или книгой, когда неожиданно находишь то, что близко тебе по убеждениям, по духу? Именно это чувство возникло, когда Маурицио Паолелла, итальянский гомеопат, читавший лекции на курсах повышения квалификации в фирме "Similia", прислал нам книгу Дж. Витулкаса "Гомеопатия — медицина нового человека". Как будто вы когда-то читали или думали об этом,- возникает чувство родственности — если бы вы писали эту книгу, то непременно рассказали бы о том же и так же.
      Это книга о законах природы и о гомеопатии как об одном из этих законов. Книга предназначена не только для врачей — гомеопатов Её интересно прочитать всем, кто смотрит на мир как на единое целое и на человека как на часть этого мира. У врача академической медицины может возникнуть интерес к гомеопатическому методу, который для многих является выхо¬дом из профессионального тупика. Пациенты найдут в книге специальную главу, посвященную ответственности человека, выбравшего этот метод лечения. Для организаторов гомеопати¬ческой службы дан подробный анализ работы врача-гомеопата.
      В этой книге все интересно: и история возникновения мето¬да, описанная с чувством любви и большого уважения к Ганеманну; и абсолютно родной взгляд на механизм действия ле¬карств, и на то, что представляет собой жизненная сила челове¬ка — ведь именно во взаимодействие с ней вступает каждый, берущийся за лечение; и небольшая "Materia Medica", дающая совсем новый взгляд на некоторые конституции.
      Для меня самыми близкими были главы о будущем гомеопа¬тии, так как обучением врачей этому методу мы занимаемся уже почти четыре года. Самым важным и трудным при обучении оказалось перестроить сознание врача, помочь ему стать из ана¬литика философом, приобрести ощущение мира как единого целого. Тогда становится понятным величие того, что открыл Ганеманн, появляется возможность истинного творчества для врача, тогда диагностика лекарства для данного пациента ста¬новится главной задачей, а все остальные задачи гомеопатии — вспомогательными.
      У Витулкаса есть мечта, очень близкая мне и моим колле¬гам. Речь идет о создании международного гомеопатического колледжа, основным направлением которого будет медицина единого человека во всех его взаимосвязях с миром. Сдается, что время для этого пришло, и, соединим усилия всех привер¬женцев классической гомеопатии, можно претворить в жизнь мечту Джорджа Витулькаса.
Спасибо за прекрасную книгу!
Л.Лурье Москва, 1992г.
 
ПРЕДИСЛОВИЕ
Мы живем в замечательный период истории. Все аспекты жизни подвергаются серьезному переосмыслению — наука, по¬литика, экономика, экология, театр, музыка. Такое переосмыс¬ление затронуло также и область медицины. Объективный, ма¬териалистический взгляд на мир становится шире и включает энергетический план бытия. Концепция единого человека за¬мещает долго бытовавшее фрагментарное представление о па¬циенте, на первый план выступает идея диагностического един¬ства. В таких областях, как холистическая медицина, правиль¬ное питание, акупунктура, основное внимание уделяется разви¬тию индивидуальных жизненных сил организма, а не приёму
лекарств
      Книга Джорджа Витулкаса представляет собой передовую мысль в области медицины. Шаг за шагом она ведёт нас к от¬крытиям, составившим самую эффективную медицинскую сис¬тему. Витулкас убедительно показывает, что гомеопатия — это научная система, правильно применяющая законы природы для стимулирования жизненной энергии человека, в отличие от робких шагов в неясном направлении, обычно характеризую¬щих движение холистической медицины.
      Я глубоко уважаю работу Витулскаса и хочу кратко описать мою собственную историю. В юности, прельстившись образом "белого халата", я решил стать врачом. В конце концов, я ус¬пешно прослушал курс Стэнфордской медицинской школы, выйдя из неё законченным материалистом.
      Закончив образование, я занялся частной практикой. Но мой идеалистический образ того, что должна представлять собой медицина, вступал в постоянное противоречие с тем, чему меня учили. Я обратился к холистическим методам пита¬ния, фитотерапии, акупунктуре, хиропрактике и полярному массажу, но нигде я не мог найти достаточно систематического метода, позволявшего излечивать глубокие, хронические болез¬ни — настоящий вызов каждому терапевту. В конце концов, я изучил гомеопатию и занялся частной практикой в Северной Каролине.
      Результаты гомеопатического лечения были обнадеживаю¬щими, но при этом было много случаев, где моих знаний явно недоставало. В этот период жизни я познакомился с Джорджем Витулкасом. Анализ некоторых моих случаев наглядно проде¬монстрировал мне, что в руках Мастера гомеопатия может быть успешной в большинстве случаев хронических болезней.
      Я оставил свою практику в Каролине и отправился учиться к Витулкасу в Афины. Никогда не пожалел я об этом решении. Я научился правильно и точно подбирать необходимое для па¬циентов лекарство, а разве это — не цель любого терапевта?
      Слишком хорошо, чтобы это было правдой, но человечество, кажется, получило в результате многовековых поисков настоя¬щую, нетоксичную медицину, сформировавшуюся, в конце концов, в систему под названием Гомеопатия. Наша задача се¬годня — сформировать профессиональную школу, где могла бы преподаваться настоящая профессиональная гомеопатическая медицина со всей приличествующей ей строгостью.
В этой замечательной работе Джордж Витулькас убедительно и точно объяснил основы, на которых строится этот кажущийся мистическим метод.
Билл Грей,
доктор медицины
 
1. НОВАЯ ЭПОХА
Очевидно, что в последние годы произошел глубокий перево¬рот в отношении к здоровью и болезни. Многие люди начали задумываться над этим, искать лучшие способы лечения хрони¬ческих болезней. Теперь же в это движение стали вовлекаться и медики, с учетом этого стала  кое-где меняться даже правитель¬ственная политика.
      Сейчас уже непросто проследить истоки этого течения. Ис¬торически оно восходит к Гиппократу, если не раньше, но ка¬залось совершенно затерянным. В наш технологический и ма¬териалистический век оно было забыто. Его возобновление свя¬зано со множеством факторов: развитием психологии, появле¬нием вдохновлённого Эсаленовским институтом целостного взгляда на человека, возрождением духовного и мистического сознания, даже, экологической настороженностью. Эта револю¬ция во взглядах вызвана достигнутым в наше время высоким уровнем образования.
      Новое течение породило множество клиник, курсов, семина¬ров, изданий и предприятий под общим названием "холистичес¬кое движение". Основная концепция этого движения состоит в том, что человек неделим и представляет собой единое целое. Представление о человеке, состоящем из отдельных фрагментов, ложно и противоречит фундаментальным законам Вселенной. Каждый из нас — уникальная индивидуальность, взаимодейст¬вующая с окружающим миром как целое и полное. С этой точки зрения мы смотрим на любые состояния человека, будь то здоро¬вье или болезнь. Отклонение от этого единства ведет к дисгармо¬нии и нездоровью, жизнь в согласии с этим принципом — к рав¬новесию, гармонии и жизнеспособности.
      Второй принцип холистического подхода гласит, что наибо¬лее эффективный — по сути, единственный способ лечения бо¬лезней — это увеличение потенциала здоровья у заболевшего человека. Существует фундаментальное убеждение, что всё живое наполнено жизненной силой (природу которой мы по¬дробнее обсудим позже), расстройство которой ведет к болезни, а активизация — к выздоровлению. Эту силу (ту самую, кото¬рую в Китае называют "ци", а в Индии — "прана") еще предстоит научно описать и измерить, но каждый ощущает ее в себе. Вес мы также замечали, что некоторые из наших друзей более жизнеспособны, чем другие. Каждый из нас испытывает колебания энергии изо дня в день и в течение одного дня. Мы склонны приписывать эти колебания стрессам, особенностям диеты или сна. Однако, каковы бы ни были причины, то, что мы ощущаем — это прилив или отлив жизненной энергии.
      Следовательно, практикующий холистическую медицину врач помогает "пациенту" определить — какие аспекты его жизни усиливают, поддерживают естественные процессы, а какие — мешают, противостоят им. Таким образом, основная ответственность за восстановление здоровья ложится на плечи самого заболевшего.
      Из вышесказанного следует, что мы смотрим на симптомы, как на попытки организма либо излечиться, либо сообщить о неблагополучии. Поэтому мы уважаем симптомы. Это резко контрастирует с обычным подходом медиков к симптому, как к подлежащему устранению расстройству.
      Позвольте теперь обсудить некоторые из основных холисти¬ческих методов, чтобы прояснить, в каком окружении существует гомеопатия.
      Первый из широко принятых публикой холистических под¬ходов — это метод правильного питания. Правильное питание после популяризации его Адель Дэнис в 50 х г.г.   было быстро признано фундаментальной основой хорошего здоровья.. Осознав необходимость равновесия компонентов в пище, люди стали обращаться к врачам за консультациями по поводу диеты, витаминов и т.д. и обнаружили, что сами знают об этом больше нрачей. Это был первый большой шаг к разрушению мистичес¬кою ореола вокруг медицины.
      Постепенно движение за правильное питание переросло свою первую, причудливую стадию, начатую Адель Дэвис, и пришло к признанию типа питания, на котором изначально развивалось человечество. Были выделены два принципа: вве¬дение необходимых питательных веществ (присутствующих в составе зерён, семян, орехов, овощей и фруктов) и различные способы детоксикации организма. Таким образом, жизненная сплп поддерживается правильным балансом питательных веществ и, кроме того, освобождается от токсических веществ.
Вскоре люди осознали существование и третьей из основных потребностей организма: физической нагрузки. В течение всей эволюции, вплоть до прошлого века, физическая нагрузка была неизбежной частью повседневной жизни. В последние несколь¬ко лет произошел взрыв интереса к упражнениям не только в качестве лечения, но и в качестве способа самораскрытия, да и просто ради удовольствия.
      Правильное питание и упражнения — замечательные спосо¬бы поддержания здоровья, но что делать с теми, кто нуждается и лечении? В ответ на это была "открыта" акупунктура. Аку¬пунктура — это техника точного и систематического введения игл через кожу в "стратегические" точки, что стимулирует ток жизненной силы по каналам или путям, известным под назва¬нием меридианов. В этой системе болезнь рассматривается как нарушение тока жизненной силы, которое может быть восста¬новлено введением игл.
      Одновременно возродилось из безвестности и было популя¬ризовано множество методик, направленных на то же самое: полярный массаж, массаж Ломи, рефлексология, различные методики, основанные на определенных движениях или поло¬жениях тела, Хатха-йога, мануальная терапия, остеопатия и др. Когда все эти методы стали общедоступны, больные хроничес¬кими болезнями постепенно поверили, что можно привести в действие естественные защитные силы организма без токсичес¬кого воздействия лекарств, радиации или хирургии.
      К сожалению, этих больных в конце ждало разочарование. Хотя новые методы и принесли им определенное облегчение, истинное излечение оказалось ничуть не ближе, чем при ис¬пользовании традиционной медицины. Больным приходилось подвергаться повторным курсам лечения, часто с убывающими или нестойкими результатами. Таким образом, новые подходы остались просто методами, лишенными фундаментального по¬нимания природы хронических болезней и твердых принципов основания лечения.
      Оказавшись в этой ситуации, многие обратились к такой сложной науке, как гомеопатия. Основываясь на своем 20-лет¬нем практическом опыте, я предполагаю, что на настоящий день это — наиболее эффективный из естественных методов ле¬чения острых и хронических болезней. В нем как бы соедини¬лась вся холистическая медицина. Излечение превратилось из мечты в реальность.
 
2. САМУЭЛЬ ГАНЕМАНН И  ЗАКОН ПОДОБИЯ
"Высшее и единственное назначение врача состо¬ит в том, чтобы возвращать здоровье больному — излечивать его".
Самуэль Ганеман
Гомеопатия — это высокосистематизированный метод мощного стимулирования жизненной силы организма с целью излечения от болезни. Он основан на нескольких простых, но глубоких за¬конах Природы, которые, однако, противоречат общепринятым взглядам. Разветвленная система гомеопатии слишком сложна, чтобы ее можно было изучить на нескольких семинарах или по прочтении этой книги. Законы ее легко сформулировать, но трудно понять. Для того, чтобы начать их применять, нужны многие годы обучения и практики; не меньшие, если не боль¬шие, чем для обычного медицинского образования.
      В качестве хорошего введения в Гомеопатию нам следует об¬ратиться к сюжету 170-летней данноети, одному из самых инте¬ресных в истории медицины. Он разворачивается вокруг одной личности. Я уверен, что со временем этот человек займет своё место среди таких гигантов истории, как Эйнштейн, Ньютон и Гиппократ. Подобно им, этот человек своими открытиями кар¬динально и надолго изменил наши представления не только о здоровьи и болезни, но и о природе в целом. Поэтому мы про¬следим сейчас подробнее его жизнь, эволюцию его мыслей, что должно помочь нам прояснить основные принципы гомеопатии.
      В 1810 году в Торгау, небольшом немецком городке, вышла книга "Органон врачебного искусства". Ее автор, Самуэль Ганеманн, был известен как выдающийся врач и автор медицин¬ских книг, так что выход его новой работы сам по себе вызвал интерес читателей. Однако по прочтении книги медицинское сообщество Европы пришло в возмущение. Им предлагалась совершенно новая система медицины, принципиально противостоящая традиционной медицине того времени.
      Ганеманн назвал свою систему медицины гомеопатией — от i реческого homeos — "подобный" и pathos "страдание". Таким образом, гомеопатия означает "лечение чем-то, что вызывает эффект, подобный самому страданию". В новой книге Гане¬манн изложил законы и принципы своей науки, собранные опытным путем за 20 лет. Короче говоря, Ганеманн утверждал и доказывал, что:
1.   Излечение происходит в соответствии с определенными закона¬ми, заложенными в природе.
2.   Излечение в обход этих законов невозможно.
3.   Не существует болезней как таковых, есть лишь больные люди.
4.   Поскольку болезнь есть состояние динамической природы, то и лекарство должно быть таким же.
5.   На каждой стадии болезни пациент нуждается только в одном ле¬карстве  Если это лекарство не найдено, то он не может быть из¬лечен, но может получить временное облегчение.
       Благотворное действие гомеопатии было настолько заметно, что новый метод стал быстро завоевывать признание в Европе и в мире. Однако при первой публикации книга Ганеманна встретила жесточайшее сопротивление со стороны врачей, по-прежнему назначавших пациентам кровопускание, слабитель¬ное и потогонное. Но Ганеманн не был обескуражен: неорди¬нарная личность, он был привычен к непониманию.
Его первый биограф, Томас Брэдфорд, рассказывает, как отец Ганеманна запирал сына одного для того, что называл "ум¬ственными упражнениями"*,
*Thomas Lindslcy Bradford, "Life and Letters of Dr. Samuel Hahnemann: Pliiladelphin, Boericke & Tafel, 1895.
 т.е. задачами, которые мальчик должен был решить самостоятельно. Таким образом Ганеманн развил в себе интуицию и понял ограниченность рассудочной логики.
      Ганеманн проявлял признаки раннего развития практически во всем, чего касался. Так, в 12 лет он получил от своего учите¬ля поручение преподавать греческий язык другим детям. В уни¬верситете он занялся химией и медициной, а также переводом книг по этим наукам с английского языка на немецкий. В 1779 г. он окончил Лейпцигский университет с врачебным дипломом и вскоре опубликовал серию работ по медицине и по химии. В 1791 г. за работы по химии он был избран членом Академии наук в Майенсе. Его "Аптекарский словарь" стал общепризнан¬ным учебником того времени; его выбрали для осуществления стандартизации германской фармакопеи.
      Вскоре по завершении медицинского образования Ганеманн женился, у него родились дети. Имея семью и надёжную репу¬тацию в химии и медицине, он, тем не менее, продолжал испытывать неудовлетворенность. К большому огорчению коллег и друзей, он оставил медицинскую практику. Объясняя свой по¬ступок, он так писал одному из друзей:
      "Для меня было мукой блуждать во тьме при лечении больного, назначая лекарство в соответствии с той или иной гипотезой, по¬павшее в фармакологию в связи с чьим-то произвольным суждени¬ем. Вскоре после женитьбы я оставил медицинскую практику, так как не мог больше подвергать больных риску обострений. Поэтому я и обратился исключительно к химии и писательской деятель¬ности".
      Убеждения Ганеманна не поколебались и после того, как его любимые дети заболели. Он писал одному из друзей: "Мои со¬мнения удвоились, когда я обнаружил, что не могу дать детям никакого постоянного облегчения". Ганеманн продолжал зани¬маться переводами, доставляя семье весьма скудный источник пропитания. Врачебной практикой он мог бы обеспечить семье безбедное существование, но предпочёл бедность необходимос¬ти принять систему, ошибки и неопределенность которой вы¬зывали у него отвращение.
Но ум Ганеманна оставался пытлипым, открытым и система¬тичным. Он неотступно исследовал основные вопросы здоровья и болезни. В это время он и наткнулся на первый фундамен¬тальный закон гомеопатии. Он переводил Materia Mеdica (со¬брание сведений о действии лекарственных веществ), написан¬ную Кулленом, профессором Лондонского университета. Куллен посвятил 20 страниц книги лечебным показаниям Перуан¬ской коры (источник того, что теперь называется хинином).
Автор приписывал благотворное действие лекарства при лече¬нии малярии его горькому вкусу. Ганеманн был настолько не¬удовлетворен объяснением, что сделал нечто совершенно неор¬динарное: сам стал принимать Перуанскую кору! Этот поступок не имел прецедента в медицине. До сих пор неизвестно, что подтолкнуло его к этому, но эксперимент начал новую эру в медицине. Результат он описывал так:
      "Я стал принимать по 4 драхмы хорошей хины дважды в день, от чего стопы, кончики пальцев и т.п. у меня похолодели, я стал вялым и сонливым. Затем у меня началось сердцебиение, пульс стал малым и твердым. Конечности мои были охвачены дрожью и сла¬бостью, голова пульсировала, щеки покраснели, началась сильная жажда. Короче, появились все характерные для перемежающейся лихорадки симптомы, кроме потрясающего озноба. Появились даже такие специфические симптомы, как своеобразное умствен¬ное отупение, ригидность конечностей и, прежде всего, неприятное ощущение онемения в каждой части тела. Приступ продолжал¬ся всякий раз около 2-3 часов и повторялся только в случае при¬ема лекарства. Я прекратил прием лекарства и стал совершенно здоровым"*.
*T.L.Bradford, op. cit.
      Представьте себе, как потряс Ганеманна результат этого экс¬перимента! В медицине всегда было общепринято, что при по¬явлении симптома следует давать лекарство для облегчения этого симптома Эта связь до автоматизма впечатана в головы врачей и пациентов. Однако Ганеманн на собственном опыте обнаружил, что лекарство, помогающее при малярии, вызывает у здорового человека именно эти симптомы!
     Многие просто проигнорировали бы эти наблюдения, сочтя их исключением. Но Ганеманн был настоящим ученым-эмпи¬риком. Для него важнее был именно факт, независимо от того, подходит он под общепринятые догмы или нет. Восприняв свое наблюдение всерьез, он занялся дальнейшими эксперимента¬ми. Результаты подтвердили, что его "случайные" наблюдения открывают реальное явление Природы: вещество, вызывающее определенные симптомы у здорового, излечивает их же у чело¬века больного.
      Это открытие, вне связи с тем, что его автор был уже широко известен, привлекло к Ганеманну значительное число врачей — таких же, как он, искателей истины. Вместе они начали экспе¬риментировать на себе, принимая различные средства. Эти опыты продолжались в течение шести лет. Все наблюдения после приема каждого из лекарств были скрупулезно записаны. В это же время Ганеманн, имевший доступ к обширной ме¬дицинской библиотеке и свободно владевший латинским, гре¬ческим, арабским, английским и французским языками, соста¬вил обширнейшее собрание записей о случайных отравлениях, сделанных врачами разных стран за многие века. Описания вы¬званных ядами симптомов соединялись с полученными в экспериментах на Ганеманне и его друзьях-врачах — в подробные тома.
      Вскоре Ганеманн и его коллеги обнаружили, что эти симптомокомплексы подобны многим заболеваниям, перед которы¬ми оказывалась бессильной научная медицина. Попробовав да¬вать эти лекарства пациентам, у которых находили подобные симптомы, они были поражены достигнутыми в соответствии с этим принципом излечениями так называемых "неизлечимых" болезней. Ганеманн удостоверился, что всякое лекарство помо¬гает именно при той группе симптомов, которые оно вызывает в здоровом организме.
      Процесс, при помощи которого в здоровом организме экс¬периментально вызываются патогенезы тех или иных веществ, Ганеманн назвал "испытанием" лекарства. Ортодоксальная ме¬дицина (которую гомеопаты называют "аллопатией" от корня allo, означающего "другой") также испытывает лекарства; но важное различие состоит в том, что аллопаты испытывают ле¬карства на животных. Животные не говорят. Они не могут рас¬сказать о тонких изменениях настроения, различных типах боли, которые могут описать испытуемые люди. Кроме того, физиология животных существенно отличается от человечес¬кой. Ганеманн ясно понимал ограниченность медицины, осно¬ванной на опытах на животных   Для создания обоснованной терапии, эксперимент должен быть поставлен в тех же услови¬ях, в тех же рамках, в каких будет действовать лекарство. Этого требует простой здравый смысл, но для современников Ганеманна это было революцией.
      Посвятив экспериментам несколько лет, Ганеманн вернулся к врачебной практике, но уже гомеопатической. Во время кон¬сультации он записывал все физические и психические симпто¬мы пациента. Затем он искал гомеопатическое лекарство, вызы¬вавшее у него или у его коллег подобные симптомы (или же эти симптомы наблюдались в результате случайного отравления). Таким образом он добился весьма значительных успехов в лече¬нии, причём иногда добивался скорого и стойкого эффекта даже одним-единственным приёмом лекарства!
      Гомеопатический принцип, известный сегодня под названи¬ем Закона подобия, Ганеманн обосновывает в 19-м параграфе "Органона".
      "Так как болезни представляют собой ничто иное, как изменение в состоянии здоровья человека здорового, обнаруживающееся по¬средством видимых признаков, и как излечение возможно только посредством перемены болезненного состояния на здоровое, то легко понять, что лекарствами невозможно было бы излечивать, если б они не имели силы изменять состояние человеческого здо¬ровья, ощущения и отправления организма, и что только на этой силе основано их целебное свойство".
      Ганеманн, поняв и сформулировав этот основополагающий закон, не чувствовал себя его первооткрывателем. Он цитирует множество авторов, которые, как ему кажется, сформулировали или хотя бы намеком указали на этот закон задолго до него. Например, Гиппократ несколько раз в своих книгах называет два метода лечения: "подобным" и "противоположным". Булдук писал задолго до Ганеманна, что ревень лечит понос, благодаря своим слабительным свойствам. Другой автор, Бетардинг, гово¬рил, что трава сенны лечит колику именно потому, что вызыва¬ет ее у здоровых. А современник Ганеманна Сталь писал, что "совершенно ложно принятое в медицине правило лечить про¬тивоположным. Наоборот, болезни излечиваются и исчезают от лекарств, способных вызывать подобное же поражение"*.
*S.Hahnemann, Organon of the Art of Healing, 6-th   ed.   Boericke and Tafel, Phila.,1917, p. 46.
      Обратившись в глубину веков, в ветхозаветные времена, мы встретим утверждение Мекилты, что человек лечит противопо¬ложными средствами, а Бог — подобными!
      "Придите и смотрите: исцеление Святого, будь Он благословен, не таково, как человеческое. Человек не лечит тем же, чем ранит: он ранит ножом, а лечит пластырем. Но не так Святой, будь Он благо¬словен, ибо Он исцеляет тем же, чем наносит удар"*.
*"Mekilta de-rabbi  Ishmael", trans J.Z.Lauterbach, The Jewish  Publication Soc. of America, Phila., p. 239.
 
      Хотя и другие замечали этот принцип, гений Ганеманна сде¬лал огромный шаг вперед. Ему было дано увидеть, что Закон подобия — глубокая истина, что мы можем определить лечеб¬ные свойства веществ, систематически испытывая их на здоро¬вых людях. Этот систематический метод был первым из его многочисленных вкладов в медицинскую мысль.
 
3. ПРИГОТОВЛЕНИЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКИХ ЛЕКАРСТВ
      Когда Ганеманн ощутил, что испытал достаточно лекарств, он начал прописывать их больным в общепринятых для своего времени дозах. Однако, хотя больные и выздоравливали, лекар¬ства вызывали перед этим такое сильное обострение симпто¬мов, что это вызывало тревогу и врачей, и пациентов. Такого следовало ожидать, так как по своей природе это лекарство вы¬зывало симптомы, подобные симптомам этого больного. Кроме того, Ганеманн хотел испытать некоторые общепринятые в его время лекарства — ртуть и мышьяк Однако он, конечно же, не мог давать здоровым людям такие ядовитые вещества.
      Тогда он уменьшил дозу до 1/10 обычной. Пациент все равно выздоравливал, но период ухудшении оставался, хотя и стал менее выраженным. Этого всё равно было недостаточно, и Ганеманн продолжал разводить лекарства, каждый раз уменьшая дозу в 10 раз. В конце концов он добился совершенно "неэффективного" разведения: лекарства в нём совершенно не оста¬валось.
      Достоинства простого разведения явно были очень ограни¬ченны. Если лекарство не могло вызвать ухудшения, то оно не могло вызвать и излечения. Будущее гомеопатии казалось неяс¬ным.
      В этот критический момент Ганеманн сделал следующее по¬трясающее открытие. До сих пор неизвестно, как Ганеманн от¬крыл этот метод; скорее всего, ему помогли его химические и алхимические знания. Так или иначе, он просто подверг каждое разведение серии сильных встряхиваний и обнаружил, что дальнейшие разведения не только менее токсичны, но и более эффективны.
      Ганеманн решил проблему, мучившую медиков на протяже¬нии всей истории, проблему   "побочных эффектов"  лекарств.
Сейчас мы обсудим несколько теорий — почему так проис¬ходит? — но по опыту известно, что этот эффект действительно существует. Ганеманн пишет, что эффективность таким обра¬зом обработанного лекарства увеличивается оттого, что "спря¬танные, дремлющие в сыром лекарстве силы развиваются, про¬буждаются к невероятной активности".
      Вначале Ганеманн определил медицинскую инертность дис¬тиллированной воды, спирта, лактозы (молочного сахара), поэ¬тому он разводил лекарства в этих веществах. Если вещество было растворимо в воде или спирте, он смешивал 1 часть веще¬ства с 99 частями растворителя и сильно встряхивал смесь 100 раз. Этот динамизиропанный раствор он назвал "1-м сотенным разведением". Затем он смешивал 1 часть этого первого раство¬ра с 99 частями растворителя и опять стократно встряхивал, получая "2-е сотенное разведение". 3-й шаг приводил его к раз¬ведению 1:100000000 и так далее. Сам он повторял процедуру до 40 раз, но дальше не шел; современные же гомеопаты использу¬ют стотысячное сотенное разведение и даже больше!
      Из этого открытия вытекают потрясающие последствия. Ве¬щество, разведенное со встряхиваниями в миллион раз или до цифры с 60 нолями и даже больше, излечивает больного бы¬стро, надежно и без побочных эффектов.
      Очевидно, что это явление не поддается объяснению при помощи обычных химических механизмов. В таких астрономи¬ческих разведениях не может остаться ни одной молекулы ис¬ходного лекарства! И тем не менее, клинические результаты, без всякого сомнения, демонстрируют, что какое-то воздейст¬вие остается — воздействие достаточно сильное, чтобы излечи¬вать даже глубокие хронические болезни. В параграфе 209 Гане¬манн пишет:
      "Гомеопатия нас учит путём особого приготовления развивать до невероятной степени динамическую лекарственную силу сырых ве¬ществ, при этом усиливается способность проникновения и обна¬руживается целебное свойство даже в таких веществах, которые в грубом состоянии не выказывают ни малейшей лекарственной силы на человеческое тело".
      Ганеманн открыл внутреннюю силу, которая скрыта в каж¬дом природном веществе. Эту "силу" мы можем мобилизовать и использовать, если знаем способ.
      На молекулярном уровне вещества наука обнаружила непре¬рывное и автоматическое движение отдельных молекул, извест¬ное под именем "броуновского". Каждый атом и молекула со¬держат в себе высокие энергии; заключенные в атоме частицы движутся со скоростью, близкой к скорости света. Все в наше время знают об огромной энергии, высвобождающейся при слиянии и расщеплении атомов. Таким образом, становится очевидным, какие огромные энергии спят в твердом материаль¬ном веществе.
      Так или иначе, повторные разведения и сотрясения лекарст¬ва высвобождают огромную лечебную энергию, от природы свойственную этому веществу. В каждом из описанных выше случаев для высвобождения из вещества энергии нужен опреде¬ленный метод. Связь между этими феноменами, если и сущест¬вует, то нам неизвестна. Однако смотрите: броуновское движе¬ние обнаруживается при наблюдении в микроскопе мельчай¬ших частиц, взвешенных в воде; энергия и скорость движения субатомных частиц могут быть с большой точностью определе¬ны с помощью современной квантовой физики; заключенная в материи энергия демонстрируется при ядерном взрыве. В гоме¬опатии же мы являемся свидетелями совершенных потенциированным лекарством потрясающих излечений.
В этой связи потрясают написанные несколько столетий тому назад знаменитым врачом Парацельсом слова:
      "Квинтэссенция — это то, что экстрагируется из вещества. После того, как она освобождена от всех примесей, от всех тленных частей, в высшей степени рафинирована, она приобретает силы и совершенство необычайные. В ней есть исключительная чистота, и благодаря этой чистоте, она обладает способностью очищать тело"*.
*Paracelsus, Samtliche Werkе.  (k.SndholT & W.  Matthiesen, eds.) Part 1, Vol.  II. pp. 186-187.
      Во всей холистичесой медицине, не говоря уже о влиянии Эйнштейна и современной квантовой физики, мы видим признаки преодолении уровня  материализма  XIX иска. Мы довольно легко приняли идею о том, что вся материя есть, в сущности, энергия, что эта энергия может быть высвобождена и даже ис¬пользована. Истинное чудо — что эта энергия была использова¬на гомеопатией для лечения болезней.
 
4.ЖИЗНЕННАЯ СИЛА
"Мы можем рассматривать материю как образо¬вание областей пространства, в которых поле особенно интенсивно… В новой физике нет места ни для поля, ни для материи, т.к. поле — единственная реальность".
Альберт Эйнштейн
Осознание того, что вся материя проникнута энергией, которая может быть освобождена с лечебными целями, привело Ганеманна к пониманию истинной природы болезней. Он обладал сознанием, способным работать только с полученными в ре¬зультате эксперимента или исследования фактами. Он никогда не принимал несовместимых с опытными данными воззрений.
      Ему бросились в глаза два факта: первое, что сильно разве¬денные лекарства действуют лечебно, только если они гомеопа¬тически потенциированы, т.е. энергетизированы путем встря¬хивания; и второе, что после такого приготовления в них не оставалось уже никакого поддающегося обнаружению матери¬ального следа исходного вещества. Следовательно, лечебный эффект был не материальным, а каким-то иным — энергетичес¬ким. Он сделал вывод, что при встряхиваниях часть энергии исходного вещества передается в нейтральное вещество, служа¬щее растворителем. Мы знаем примеры такой передачи из нашей повседневной практики: пластмасса передает при тре¬нии статическое электричество бумаге, или накопление неви¬димого электричества во вполне материальном предмете — ба¬тарейке. Возможно, Ганеманн осознал, что уже покинул сферу материи и работал в области энергии.
      Отсюда неизбежно вытекает цепь логических последствий. Раз лекарство оказывается динамическим, а не материальным, то и расстройство, на которое оно воздействует, должно при¬надлежать к тому же уровню бытия. То есть болезнь есть рас¬стройство первично динамическое. Что же это значит? Гане¬манн сделал вывод, что это означает расстройство жизненной силы в организме человека. Самый радикальный переход на свете — переход от жизни к смерти — происходит сразу, мгно¬венно, а не постепенно. С ним прекращается жизнедеятель¬ность организма и начинается распад. Динамическую силу, об¬разующую различие между трупом и человеком, Ганеманн назвал "жизненной силой". В параграфе 9-м он характеризует ее так:
      "В здоровом состоянии человека его телом неограниченно управ¬ляет жизненная сила и содержит все его части в чудном согласии ощущений и деятельности, так что живущий в нас мыслящий дух может свободно пользоваться этой живою, здоровою машиной для высших целей существования"
      Для столь ясного понимания невидимого и нематериального нужен особенно восприимчивый и свободный разум. Однако никто не может отрицать существование некой скрепляющей вселенную силы только на том основании, что она невидима и неизмерима. Все мы ощущаем эту силу в нашей повседневной жизни, находясь в условиях стресса — перемены климата, не¬обычного усилия, печали, мгновенной болезни. Во всех этих обстоятельствах мы замечаем в себе упругость, гибкость, спо¬собность приспосабливаться к обстоятельствам. Поскольку эта способность ясно проявляется только в живых организмах, мы и называем ее жизненной силой.
      Сегодня в нашем распоряжении есть средства распознать силу единственно по ее качествам, и только так мы знаем о существовании магнетизма, электричества, гравитации и так далее. Нам известно определение электричества как "движение электронов", однако мы ничего не знаем о вызывающей это движение силе. Сущность силы, или энергии, остается скрытой от нас, она непостижима посредством органов чувств. Так и жизненную силу, одушевляющую организм, мы не можем ощу¬тить непосредственно, но можем обнаружить ее качества.
      Джеймс Тайлер Кент, один из самых знаменитых американ¬ских врачей XIX века, так характеризует некоторые качества этой силы в своих "Лекциях по философии гомеопатии":
      1.   Она одарена творческим разумом, то eсть действует разумно, об¬разуя все происходящее в человеческом организме.
      2.   Она конструктивна, то есть поддерживает и организме процессы роста и перестройки. Однако в обратной ситуации, когда по какой-либо причине жизненная сила покидает организм, мы иидим, как освободившиеся собственные силы тела становятся разрушительными.
      3.   Она доминирует в организме, в котором находится.
      4    Она изменчива, то есть может быть в порядке или в расстройстве, , больной или нормальной.
      5.  Ей свойственна адаптация. Не вызывает сомнения, что индиви¬дууму свойственна адаптация; но что адаптируется к окружаю¬щей среде? Мертвое тело к этому неспособно. Рассуждая, мы приходим к выводу, что жизненная сила приспосабливается к ок¬ружающему, и тем самым человеческое тело поддерживается в порядке — в жару и в холод, в сырости и в любых других обстоя¬тельствах*.
*James Tyler Kent,Lectures on Homoeopathic Philosophy (Calcuta:Set Dey & Co,1961), Р. 69.
     
      Другое подтверждение существования жизненной силы — это тот факт, что после настройки расстроенного организма че¬ловека правильно подобранным гомеопатическим средством, пациент обнаруживает не только облегчение симптомов, но и чувство жизни, снова гармонично текущей в нем. Итак, после столетий экспериментов, проб и ошибок, найдена система ме¬дицины, не только признающая наличие свойственных телу и Природе целительных свойств, но и целиком основывающаяся на стимуляции этой силы. Наконец найдены принципы, позво¬ляющие работать вместе, а не против жизненной силы — ис¬тинная экология медицины.
 
5. ДИНАМИЧЕСКИЙ, ИЛИ ТОНКИЙ, УРОВЕНЬ
Поняв суть лечения, Ганеманн направил свой гениальный ум на исследование сути болезни. В параграфе 11 он пишет:
"При наступлении болезни первоначально поражается эта духов¬ная, повсюду присущая телу, самостоятельная (автоматическая) жизненная сила, враждебным жизни динамическим влиянием бо¬лезненного деятеля", (подчеркнуто мной — Д.В.)
Здесь мы ясно видим, что Ганеманн далеко обогнал не только свое, но и наше время — определив, что не только болезнь, но и ее причина имеет динамическую природу. Другими словами, не мик¬робы, или вирусы, или даже произведенные ими яды, вызывают бо¬лезнь, но их сокровенная внутренняя природа, их жизненная сила, их "душа". И это есть тоже нечто динамическое.
      Более того, эти живые, вибрирующие, пульсирующие, бо¬лезнетворные по своей внутренней сути агенты могут повредить только восприимчивому организму, причем делают это на ди¬намическом, энергетическом уровне. Если бы болезнь зависела от бактерий, от их числа, то первым заболевал бы получивший наибольшую дозу. Но ведь это не так! Повсюду есть люди, ко¬торые подвергаются угрозе заражения, но не заражаются! Они не заболевают, хотя спят в одной постели с больными туберку¬лезом или тяжелыми стафилококковыми инфекциями. И на¬оборот, есть другие, которые живут в самых благоприятных ус¬ловиях, соблюдают диету, режим, и занимаются гимнастикой, и, тем не менее, заражаются всевозможными болезнями.
      Болезнь возникает при выполнении двух условий: наличии внешнего болезнетворного фактора и собственной восприим¬чивости человека. Она не является простым результатом втор¬жения определенного числа микробов; поэтому эпидемия не поражает всех жителей охваченной ею области.
      Каждый врач-аллопат в свое время слышал, что воспри¬имчивость — важнейший фактор в происхождении болезни. Однако они последовательно игнорируют этот известный им факт. Основное внимание и при обучении медиков, и в их практической деятельности уделяется теориям вирусного или микробного происхождения болезней. Признается, что от напа¬дения микробов человека защищают "антитела", но никто не задумывается — чем же запускается производство антител. И почему это происходит у разных людей по-разному?
      Послушаем опять великого американского гомеопата девят¬надцатого века Дж. Т.Кента:
      "Вам скажут, что причиной туберкулеза являются бациллы. Но если человек невосприимчив к бацилле, то они не окажут на него ника¬кого воздействия… Бактерии — результат болезни… эти микроско¬пические "ребятки" не причина болезни, а ее следствие… Микроскописты обнаружили, что каждому патологическому процессу соответствуют свои бактерии. Старая Школа считает их причиной… но истинная причина значительно тоньше, чем все, что можно по¬казать при помощи микроскопа"*.
*J.T. Kent, op. cit., p. 22.
      Таким образом, мы видим, что для появления болезни необ¬ходимы: восприимчивость и болезнетворный фактор. Интерес¬но здесь отметить, что теория "аллергии" — которую признает ортодоксальная медицина — полностью поддерживает указан¬ный подход. Эта теория утверждает, что даже бесконечно малые количества вещества могут иногда вызывать в восприимчивом индивидууме настолько сильную реакцию, что приводят к тя¬желому заболеванию или даже к смерти.
      Это происходит из-за того, что специфическая восприимчи¬вость человека именно к этому веществу оставила его беззащит¬ным. Странно, почему, наблюдая ежедневно вызванные беско¬нечно малыми дозами вещества болезни, аллопаты не верят, что такие же малые дозы могут болезнь излечивать, тем более, что гомеопатическое лекарство подобрано так, чтобы оно имело максимальное сходство с возникшим у пациента расстройст¬вом, и, следовательно, пациент особенно чувствителен именно к этому веществу.
      Если мы ищем научного объяснения действию бесконечно малых гомеопатических доз, мы можем найти его в законе Мопертюи, французского математика восемнадцатого века, кото¬рый гласит:
      "Количество действия, необходимого для любого изменения в при¬роде, всегда минимально; поэтому решающего количества меньше всего, то есть бесконечно мало"*.
*Цит.  по Dr.  H.A.Roberts,  Principles and Art of Cure by Homoeopathy (England, llcnltli Science Press, 1962), p. 119.
      Этот принцип мы можем увидеть в действии повсюду вокруг нас. Сколько нужно тепла, чтобы в семени растения высвобо¬дился невероятный потенциал роста? Сколько солнечной энер¬гии нужно на пропитание одного-единственного цветка? Поду¬майте, какие чувствительные инструменты нужны для измерения исходящих от солнца космических лучей — и какие могу¬чие погодные силы запускаются солнечными пятнами!
      В наше время уже признаются за единственную причину многих болезней психические потрясения. Если мы можем при¬знать за первопричину этих болезней происшедшее вследствие мысли или чувства динамическое расстройство, то почему же нам трудно допустить, что первичное расстройство всегда лежит на энергетическом уровне? Этот уровень и поражается прису¬щей бактериям и другим микробам вибрирующей энергией.
      Убеждение в том, что бактерии суть причина болезней — одна из наших величайших иллюзий. На этой догме строятся сейчас все терапевтические исследования, вызвавшие создание массы новых лекарств и повлекшие неисчислимые затраты вре¬мени, сил, здоровья и денег. Однако они основаны на ложном допущении и направлены к ложной цели. Многие стараются доказать, что в результате исследований ортодоксальная меди¬цина смогла значительно снизить смертность в мире; но огля¬нувшись вокруг, мы увидим также и пропорциональный рост случаев психических заболеваний. Связь между этими двумя явлениями мы еще обсудим.
      Совершенно иначе обстоит дело в гомеопатической практи¬ке. Цель гомеопатии — не убить бактерию, а привести весь ор¬ганизм человека в состояние, при котором нет условий для про¬цветания бактерии, иначе говоря — уменьшить восприимчивость человека к болезням.
      Попробуем суммировать все сказанное до сих пор:
     
      1)   Пациент излечивается только при назначении лекарства, вызыва¬ющего в здоровом человеке симптомы, максимально подобные симптомам пациента.
      2)   Болезнь — не только нарушение функций того или иного органа, но в первую очередь расстройство жизненной силы, ответствен¬ной за работу всего организма.
      3) Лекарства не могут проникнуть сквозь физическое тело и подей¬ствовать на жизненную силу, не находясь и динамическом, энер¬гетическом состоянии.
      4)   Причину болезни следует искать на динамическом, а не физико-химическом уровне.
 
6. ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬ К БОЛЕЗНИ
Теперь давайте вернемся к вопросу, который задают все хрони¬ческие больные: "Отчего это случилось со мной? Какова насто¬ящая причина болезни, и какого она требует лечения?"
      Как мы уже сказали, Ганеманн привлек к испытаниям ле¬карств и регистрации их результатов множество врачей. Затем его лечебные результаты собрали бессчетных почитателей. Учиться у него съезжались студенты со всего света. Но успех создал ему и злейших врагов. Один из них, крупный лейпцигский издатель, стал искать человека, который взялся бы напи¬сать   против   Ганеманна   книгу.   Он   нашел  некоего д-ра И.Х.Роби, а тот переложил задание на своего ученика Констан¬тина Геринга. Геринг приступил к изучению гомеопатии и сбору дискредитирующей её информации, но быстро убедился в правоте нового учения и стал его ревностным сторонником. Впоследствии он собрал, упорядочил и издал всю существовав¬шую информацию о действии лекарств на человека. Его мону¬ментальный труд "Materia Medica" составил двенадцать объ¬емистых томов и стал одним из основных гомеопатических ру¬ководств.
      Редко какой физический или психический симптом не удаётся найти среди собранных в этой книге результатов испытаний ле¬карств, даже самый странный: лихорадка, начинающаяся обяза¬тельно между 6 и 8 часами вечера; возникающая через день голов¬ная боль, которая длится с 10 утра до 3 часов пополудни; головок¬ружение, которое появляется только после того, как больной ло¬жится и закрывает глаза; навязчивый страх уснуть и никогда не проснуться; депрессия и печаль, возникающие только в сумерки; навязчивые страхи — рака, инфаркта, сумасшествия, смерти; самоубийственное влечение прыгнуть с большой высоты; возни¬кающая раз в неделю невралгическая боль; возникающий раз в четыре дня мучительный ишиас; ревматическая боль между 2 и 4 часами утра; астматические приступы в полночь…
      Развитие гомеопатической науки и фармации позволило Ганеманну с 1816 года обратиться, со свойственными ему основа¬тельностью и глубиной, к изучению природы болезни.
      Он обнаружил, что болезни делятся на два больших класса. Течение первых обычно ограничено и коротко; Ганеманн так определяет их в параграфе 72 Органона: "Скоротечными (ост¬рыми) называются внезапные поражения жизненной силы, имеющие определенную продолжительность, более или менее кратковременную". Второй класс болезней: классические хро¬нические болезни — протекают более плавно, проявляясь по¬степенно, но в конечном итоге более разрушительно. Это уже совсем другая проблема, как для жизненной силы больного че¬ловека, так и для гомеопата. Ганеманн продолжает:
      "Продолжительные (хронические) недуги, напротив, после слабо проявленного, а часто и вовсе незаметного начала нечувствитель¬но овладевают организмом (каждый — особенным образом) и наи¬более фундаментально нарушают его нормальное состояние, тогда как жизненная сила противопоставляет им только слабое, неуме¬лое и бесполезное сопротивление (как вначале, так и впоследст¬вии) и никогда не может устранить их собственной, своей энер¬гией. Эти недуги обусловлены хроническим миазмом и, постепен¬но усиливаясь, наконец, совершенно разрушают организм".
      Излечение острых болезней уже не составляло для Ганеманна большой проблемы. Достаточно найти вещество, вызываю¬щее подобные симптомы в здоровом организме, и излечение оказывается быстрым и полным. Дело обстояло значительно хуже с болезнями хроническими. Чтобы понять, как Ганеманн ответил на этот вызов, нам следует вернуться назад и просле¬дить его открытия шаг за шагом.
      С 1810 до 1816, гг., в течение шести лет после выхода в свет "Органона", Ганеманн был окружен учениками и пациентами со всего света. Каждый случай лечения он тщательно записывал и вскоре обнаружил, что хотя большинство больных выздорав¬ливало совершенно, многие, тем не менее, появлялись вновь через некоторое время с рецидивом или с новыми жалобами. Задавать вопрос "почему?" и не успокаиваться до обнаружения ответа — в этом суть характера Ганеманна. Он пишет в книге "Хронические болезни":
      "Откуда эти… неудовлетворительные результаты продолжительно¬го лечения… хронических болезней, даже после лечения гомеопа¬тического? Почему безрезультатны тысячи попыток вылечить хро¬ническую болезнь так, чтобы наступило стойкое здоровье? Может быть, мы испытали недостаточно лекарств? Но мы обнаруживаем и испытываем новые, весьма ценные лекарства ежегодно, а лечение хронических болезней не продвигается ни на шаг. В то же время острые болезни не только успешно поддаются лечению правильно подобранным гомеопатическим средством, но и излечение это, с помощью нашей неутомимой жизненной силы, оказывается бы¬стрым и окончательным".
      Ганеманн видел, что время от времени хроническая болезнь, излеченная гомеопатическими средствами, неожиданно возвра¬щается в видоизмененном виде, с новыми симптомами. Он об¬наружил, что врач-гомеопат, имеющий дело с хроническим за¬болеванием, "вынужден не только бороться с болезнью, кото¬рую видит, но он также имеет дело с неким фрагментом более глубокого исходного заболевания. Поэтому его задача, прежде всего, как можно полнее определить относящуюся к этой неиз¬вестной первичной болезни совокупность событий и симпто¬мов. Лишь после этого он может надеяться найти одно или не¬сколько лекарств, подобных исходной болезни в целом"
      Постепенно Ганеманну стало ясно, что такие хронические бо¬лезни не могут быть излечены только лишь действием жизненной силы или изменениями диеты и образа жизни. Тогда он присту¬пил к обширному исследованию случаев хронических заболева¬ний в поисках общего знаменателя, который мог бы объяснить сущность глубокого и невидимого "нарушения", предрасполага¬ющего к хронической патологии. Нарушение это он назвал "миаз¬мом". Посвятив этой проблеме двенадцать лет, в 1827 году Гане¬манн решил, что нашел этот общий знаменатель. Убеждение его основывалось на двух взаимосвязанных наблюдениях. Вот как он сам описывает первое наблюдение:
      "В своих исследованиях и наблюдениях за такими… больными я обнаружил, что во многих случаях препятствием к излечению… ока¬зались давнишние чесоточные высыпания. Нередко больные сами сообщали о них, и начало последующих страданий по времени вос¬ходит именно к этому моменту".
      Ганеманн вникал в мельчайшие детали жизни больных, ко¬торые сначала не могли припомнить никакой зудящей сыпи:
 "После тщательного исследования обычно оказывалось, что пусть редко, но все-таки появлялись несомненные признаки (мелкие зу¬дящие пустулы, герпес) давнишней инфекции такого рода".
      Этот первый ключ к пониманию миазматической предрас¬положенности к хроническим болезням был подтвержден и дальнейшими наблюдениями, сделанными многими врачами того времени. Вот некоторые из таких наблюдений, собранные Генеманном из различных источников и приведенные в его книге "Хронические болезни":
" 13-летнего мальчика мама вылечила от tinea capitis, от которой он страдал с детства. Через 8 или 10 дней после этого он тяжело заболел астмой "с жестокими болями в конечностях, особенно ко¬ленях и спине, которые не проходили, пока через месяц все его тело не покрылось зудящей сыпью". (Pelargus, Obs. clin. Jahrg. 1772, p. 435).
"Слабительные и другие лекарства избавили маленькую девочку от tinea capitis, после чего девочка была поражена слабостью, кашлем и чувством сдавливания в груди. Бодрость к ней вернулась, и бы¬стро, только после прекращения приема лекарств и возвращения tinea". (Pelargus, Breslauer Sammlung v. Yahre, 1727, p. 293).
"Трехлетняя девочка несколько недель страдала чесоткой. Стоило вывести чесотку мазями, как на следующий же день возник уду¬шающий катар с храпом и онемением всего тела, не проходивший, пока не возобновилась чесотка". (Suffocating Catarrh. Ehrenfr. Hagendorn, hist, med. phys. (Cent. P. hist 8, 9)
"Пятилетний мальчик долго мучился от чесотки; когда же он был от нее вылечен с помощью нанесения бальзама, вместо нее возникла тяжкая меланхолия, сочетавшаяся с кашлем". (Riedlin, the Father, Obs. Cent. II, obs. 90, Augsburg, 1691)
"Двенадцатилетняя девочка часто страдала чесоткой. Вслед за ис¬чезновением последней от действия мази, у нее развилась острая лихорадка с удушающим катаром, астмой, отеками и плевритом. Через шесть дней после приема внутрь лекарства, содержавшего серу, чесотка возобновилась, но исчезли другие симптомы, за ис¬ключением отеков. Когда же через 24 дня чесоточная сыпь вновь высохла, развилось новое воспаление легких, сопровождавшееся рвотой и плевритом". (Pelargus, obs. clin. Jahrg., 1723, p. 15) "Девятилетняя девочка была излечена от tinea capitis, после чего развилась затяжная лихорадка, сопровождавшаяся общим отеком и одышкой. Девочка выздоровела, как только вновь появилась tinea. (Hagendorn; Recueil d’observ. de med. Tom. Ill, p. 308)
"У мужчины, мазями вылеченного от частых приступов чесотки, развились эпилептические судороги. Судороги исчезли после по¬вторного появления сыпи на коже". (Epilepsy, J.C.Carl bi Act. Nat. Cur. V.)
"У двоих детей появление влажной tinea привело к исчезновению эпилептических припадков. Припадки возобновились после неос¬торожного удаления этого кожного заболевания". (Tulpius, Obs. lib. I., Cap. 8)
      Из этих наблюдений можно сделать два вывода. Во-первых, подавление кожной сыпи вместо ее истинного лечения у боль¬ного с наклонностью к глубоким хроническим болезням вызывает серьезные расстройства во внутренних органах. Во-вторых, все органы суть взаимосвязанные части одного тела и потому оказывают взаимное влияние друг на друга.
      Не существует "местных болезней". Это выражение может означать только "больше некоторой части тела", но никак не болезнь одного органа, независимого от других. Даже совре¬менная ортодоксальная медицина все больше и больше присо¬единяется к воззрению, что нет болезней, а есть только больные люди — но, увы, пока только на словах. Ведь больному с аст¬мой, запором и ревматическими болями современный аллопат назначит три разных лекарства — по одному для каждой болез¬ни (и каждое к тому же, скорее всего, будет состоять из не¬скольких веществ), а гомеопат назначит одно лекарство от той единственной болезни, которая проявляется трояким образом. Возвращаясь к Ганеманну и его исследованиям происхожде¬ния хронических болезней, мы видим из приведенных им многочисленных примеров связь между кожными болезнями и патологией внутренних органов. Ганеманн обнаружил также, что истинное излечение хронических заболеваний происходит в определенной последовательности: за исчезновением симпто¬мов внутренней патологии непременно следует проявление дав¬ней кожной болезни.
      Фундаментальный миазм, лежащий в основе большинства хронических болезней, Ганеманн назвал псорой. Он рассматри¬вал ее как глубоко заложенный дефект, который только усили¬вается от направленного против проявлений, а не предрасполо¬женности, лечения.
      Старания людей избавиться от страданий привели лишь к постоянному на протяжении столетий подавлению болезней; лишь по счастливой случайности иногда назначалось правиль¬ное лечение. Это продолжавшееся подавление симптомов вы¬зывало во внутренних органах людей патологические измене¬ния. Общаясь с несколькими поколениями пациентов, Гане¬манн пришел к выводу о передаче таких дефектов по наследст¬ву: каждый из родителей передает детям свою предрасположен¬ность к заболеваниям.
      Ганеманн обнаружил также стремление природы удержать болезнь как можно дальше от центра человека, его жизненно важных органов; когда же снижение защитных сил достигает критического уровня, болезнь достигает самых глубинных орга¬нов.
      Не только физические недостатки родителей, но и другие факторы влияют на ребенка: психическое состояние родителей в момент зачатия, действующие на них стрессовые ситуации, образ их питания, интоксикация (особенно страдают дети, за¬чатые под действием наркотиков или алкоголя), даже химичес¬кое и радиоактивное заражение атмосферы и магнитные бури. Конечно, влияет на ребенка и любое воздействие во время бе¬ременности.
      Таковы вкратце исходные позиции Ганеманновской теории болезней. "Псорический миазм",- писал он,- "самый древ¬ний, самый всеобщий, самый разрушительный и в то же время самый непонятный миазм. Тысячелетиями он мучает и уродует человечество, а в последние столетия он дал начало невероятному множеству острых и хронических (невенерических) болез¬ней…"
      Концепция "миазма" кажется на первый взгляд слишком простой и легкой. Сведение происхождения всех хронических болезней к одному корню, к тому же такому, как кожные высы¬пания,- кажется несерьезным. Вряд ли читающим это врачам легко будет принять идею, что многовековой прогресс терапии в основном подавлял жизненную силу и таким образом распро¬странял в роде человеческом хронические болезни. Но прежде чем отвергнуть эту концепцию, вспомните, что Ганеманн, при¬знанный медицинский гений, 12 лет напряженно занимался этой проблемой. К тому же известно, что решения самых слож¬ных проблем обычно просты и находятся в совершенно неожи¬данной области. И, наконец, главное доказательство, как всег¬да, в том, что мысль Ганеманна привела с наибольшей очевид¬ностью к излечению хронических болезней.
      Ганеманн потому с большой тщательностью различал болез¬ни венерические от невенерических, что из истории он выяс¬нил,- венерические болезни появились значительно позже псоры. Как мы видели, Ганеманну стоило больших трудов дока¬зать трансмиссивный, миазматический характер кожных сыпей. С сифилисом было проще: никого не надо было убеждать в возможности его передачи по наследству. Также общеизвестно было, что сифилис нельзя вылечить полностью.
      В гомеопатической практике нередко обнаруживается, что сифилитический миазм накладывается на уже развившийся в организме миазм псорический. В параграфе 20, "Органона" Ганеманн пишет:
      "В наше время редко можно найти совершенно простой застаре¬лый сифилис; всего чаще он встречается с осложненной застаре¬лой псорою,- весьма частой первопричиной хронических болез¬ней…"
      В этой ситуации гомеопат встречается с деликатной и труд¬ной проблемой. Одновременно присутствуют два специфичес¬ких миазма. Гомеопат должен определить, какие из симптомов относятся к сифилитическому миазму, и сначала справиться с этим слоем. Только после  —  ясно проявится миазм псоричес¬кий. Каждый миазм представлен своим набором симптомов, поэтому гомеопат должен среди всей их совокупности выявлять относящиеся к каждому из них комплексы. Конечно, это не¬просто и требует от врача исключительных знаний и умений, а от больного — много терпения.
      Ганеманн обнаружил и третий миазм, названный им сикотическим. Он происходит от определенного типа гонореи, особен¬ность которого — развитие во вторичной стадии бородавок. "Миазм других обычных видов гонореи, по-видимому, поража¬ет не весь организм, но избирательно — мочевую систему",-
писал Ганеманн.
      Гомеопат, встретив сочетание всех трех миазмов, может уда¬лить их по одному, но никак не одновременно. Назначенные лекарства должны следовать друг за другом в определенной последовательности, в зависимости от наибольшей выражен¬ности одного из миазмов в каждый конкретный момент. Это требует постоянного внимания гомеопата, повторных исследо¬ваний симптомов больного на разных фазах лечения. Назна¬чить правильное лекарство, в правильной дозе, в правильный момент времени можно только при учете всех симптомов.
      К несчастью, в наше время задача еще сложнее, чем во вре¬мена Ганеманна. В современной гомеопатической практике мы обнаруживаем множество влияний, которые могут наклады¬ваться на наследственную конституциональную предрасполо¬женность.
      Частый источник миазмов — тяжелые болезни, такие как рак и туберкулез. Известно, что одни семьи подвержены им больше, чем другие, и гомеопаты также могут идентифициро¬вать симптомокомплексы, связанные с этими болезнями, но от¬нюдь не приводящие неизбежно к их развитию. Эти симптомокомплексы также передаются по наследству.
      Другой источник миазмов — прививки и мощные лекарства, широко назначаемые аллопатами. Они могут вредоносно вли¬ть на жизненную силу больного, вызывая образование глубо¬кою хронического нарушения. Из этих ятрогенных миазмов в гомеопатической практике чаще всего встречаются вызванные оспенной вакциной, кортизоном, нейролептиками, антибиоти¬ками и другими сильнодействующими лекарствами.
      Поэтому в наши дни можно встретить больного, страдающе¬го от пяти или шести миазматических "слов". В дополнение к псоре, у него может быть и сикотический миазм "оспенно-вакцинный", "пенициллиновый", "кортизоновый" и др. миазмы. Для гомеопата это — тяжелая и неблагодарная проверка его способностей. Годы мучительных, терпеливых усилий могут по¬требоваться, чтобы слой за слоем, как с капусты, снимать миаз¬мы, даже если на каждом этапе врачу удается сделать безоши¬бочные назначения.
Одно пояснение — необходимое, чтобы не вызвать паники у читателей. Если вы приняли аллопатическое лекарство, это еще не значит, что вы поражены миазмом. Только небольшая часть людей, подолгу принимающих лекарства, так же как и неболь¬шая часть заразившихся сифилисом или гонореей, действитель¬но поражается миазмом. Тем не менее, даже эта небольшая доля больных представляет серьезную проблему в нашем обще¬стве, где хронические болезни становятся главной проблемой здравоохранения.
 Все цитаты в этой главе из: S. Hahnemann, The Chronic Diseases (Calcutta: С. Ringer and Co.)
 
7. НА ПРИЁМЕ У ГОМЕОПАТА
Теперь мы более или менее представляем себе грандиозность задачи, стоящей перед гомеопатом, взявшимся лечить больно¬го. Кроме прочего, ему приходится отвечать на вопросы вроде: "Можете ли вы меня вылечить? Сколько это займет времени? Что от меня потребуется?" В наши дни любой пациент знает название, которым ортодоксальная медицина окрестила наибо¬лее заметные из имеющихся у нею симптомов. Поэтому с само¬го начала ему следует знать, что настоящий гомеопат никогда не назначает лекарств, исходя из названия болезни. Ведь каж¬дый индивидуум уникален, и уникальны сочетания симптомов, физических и психических, которые обнаруживаются в каждом конкретном случае. Если гомеопат основывает свое назначение на названии болезни, а не рассматривает личность пациента как целое — он не заслуживает никакого доверия, он не насто¬ящий гомеопат!
      Как же встречает больного врач-гомеопат? Когда вы оказы¬ваетесь в приемной, вы сразу обнаруживаете там литературу, пропагандирующую естественные методы укрепления здоровья. Следующее, что бросится вам в глаза,- приема ожидает гораздо меньше пациентов, чем в приемной аллопата — просто потому, что продолжительность встречи намного дольше. Если вы при¬шли на прием не первым, то, возможно, прождете дольше на¬значенного времени. Скоро вы сами поймёте, что прием прохо¬дит исключительно индивидуально, и потому его не удается четко спланировать по часам.
      На самом приеме вы можете слегка смутиться. Кажется, что врач тщательно фиксирует каждую нашу причуду, но вы быстро поймет, что он вас не оценивает, а заинтересованно наблюдает. Вскоре вы поймете, что он больше интересуется вами, чем вашей болезнью.
Редкий аллопат обращается во время консультации к книге. Гомеопат, напротив, окружен гигантскими потрепанными то¬мами, по которым он регулярно справляется, одновременно за¬писывая все самые частные симптомы. Он может даже попро¬сить вас говорить медленнее, чтобы точнее записывать ваши
выражения!
      Если вы еще не знакомы с этими специфическими особен¬ностями, вы будете потрясены. Это чувство дополнительно уси¬лится, когда врач, выслушав все, что вам пришло в голову ска¬зать, приступит к длинной серии вопросов, касающихся почти всех аспектов вашей жизни. Кто вы — человек с "горячей кро¬вью" или часто мерзнете? Как переносите сухую и сырую пого¬ду? Беспокоят ли вас страхи (собак, темноты, смерти, закрытых помещений, высоты)? Тревожны ли вы? Если да, то что вас тревожит — ваше здоровье, происходящие с другими людьми события или еще что-нибудь? Выглядите вы чаще опрятно или неряшливо? Как действует на вас музыка? Не связаны ли ваши жалобы преимущественно с одной стороной тела; с какой? Есть ли у вас особенно сильные пристрастия к какому-либо виду пищи? Или, наоборот, чего-то из еды вы не переносите? Как вы спите? В каком положении? Не высовываете ли ног из-под одеяла? Врач может задать вам эти вопросы и множество дру¬гих. В какой-то момент это начинает напоминать психоанализ, с тем отличием, что гомеопат лишь фиксирует ваши ответы, не пытаясь углубиться в них.
      Весьма вероятно, что в завершение приема гомеопату потре¬буется дополнительное время для детального изучения вашего случая. Он уединится со своими книгами и записями, после чего сможет назначить вам лекарство. Вы скорее всего покинете кабинет ошалевшим от множества деталей, ощущая беспокой¬ство — на все ли вопросы ответили правильно? Ведь касались они таких тонкостей, о которых вы никогда не думали, да и не подумали бы в дальнейшем. Действительно, большинство паци¬ентов, внимательно понаблюдав за собой, возвращается, чтобы внести поправки в свои ответы. Однако столь же часто гомеопат уже предвидит эти поправки, исходя из всей совокупности симптомов. В таких случаях пациентам кажется, что гомеопат знает их лучше, чем они сами.
      Ганеманн представлял себе сложность человеческой приро¬ды и трудность гомеопатического расспроса больного. Он пишет в параграфе 96:
      "Сверх того, сами больные бывают очень различного нрава; неко¬торые из них, особенно ипохондрики и особы, отличающиеся боль¬шой чувствительностью и нетерпеливостью, описывают свои бо¬лезни в слишком ярком свете, чтобы побудить врача к скорой по¬мощи".
      И в параграфе 97:
      "Напротив, другие особы из лености, или из ложно понимаемой скромности, или по особенной робости в характере умалчивают о качестве болезней, либо объясняются темными выражениями, на¬конец, отзываются о них как о маловажных".
      Ганеманн также составил список из более чем 100 вопросов, которые гомеопат должен задать больному. Вероятно, эта цифра поможет вам оценить, — сколько аккуратности, тщатель¬ности и времени требует от гомеопата прием больного.
      Вот вам для примера случай (взятый из записной книжки Дж. Т.Кента) красной волчанки носа. Этого диагноза хватило бы любому аллопату, чтобы начать лечение (впрочем, без осо¬бого оптимизма, ведь аллопатическое "излечение" этой болез¬ни невозможно). Посмотрите теперь, сколько информации нужно гомеопату Кенту:

"Господин Н., 28 лет, женат.
      1 октября 1903 г. Волчанка, напоминающая большое красное седло на носу. 5 лет назад — малярия, продолжавшаяся 9 месяцев и прерванная действием хинина. Раздражителен, память хорошая. Тяжелые сновидения под утро. Дыхание замедленно, пульс 60. Ап¬петит и чувство жажды снижены. Ревматические боли в правом голеностопе, иногда в плечах; постоянные боли в пояснице. Силь¬ных болей не бывает. Зуд и ревматизм усиливаются зимой, умень¬шаются летом. Кожа сухая. На щеках и носу (а зимой и на ушах) ощущается зуд. Мелкие точечки сначала отвердевают, затем крас¬неют и сильно зудят. Такой же зуд на голове и в прямой кишке. Прыщей и нарывов не бывает. Были бородавки, теперь выведены прижиганием. Стопы холодные. Волосы выпадают. Рецидивирую¬щий тонзиллит. При физической нагрузке обильно потеет. Мочится часто и обильно, моча желтая, низкого удельного веса. Испражня¬ется ежедневно, по утрам с некоторым трудом. Чувствителен к хо¬лоду, но не к жаре. В детстве был чувствителен к жаре, но ноги у него и тогда были холодными. Десять лет назад больной, перегрев¬шись выпил два стакана пива, после чего стал мочиться часто и с затруднением, почти белой мочой. Считает этот момент началом как почечной, так и кожной болезни. Тошнота при езде в автомоби¬ле или на лифте. Спит на спине, руки заложив над головой.
Psorinum cm.
      7 ноября. Ощущение пустоты в желудке. Зуд по всему телу. Рев¬матизм — плечевые, запястные, голеностопные суставы. Влажная, зудящая кожа вокруг ануса. Боль в области почек. Холодные ноги, Чувствителен к холоду. Psorinum cm.
     16 декабря. Холодные ноги, чувствительность к холоду. Новых симптомов нет.
      4 марта 1904 г. Этой зимой волчанка была слабо выражена. Влажная кожа вокруг ануса. Чувство усталости, ленности, хочется прилечь. Запор. При дыхании слышны вздохи. Psorinum cm.
      23 апреля и 6 июля. Psorinum mm. Главными симптомами в это время были: ревматические боли в голеностопах, чувствительность к холоду, тошнота при езде в автомобиле, выпадение волос и влаж¬ность вокруг ануса.
      Около 1 октября. Головная боль (во лбу). Ощущение кислого в желудке. На переносице и крыльях носа заметна волчанка. Тошно¬та при езде вверх излечена действием Psorinum.
      9 ноября и 23 декабря. Sulphur 10m.
      15 февраля. Боль в пояснице, в области селезенки, во лбу. Ката¬ральный ринит. Замедленно отвечает на вопросы. Спит, укрыв го¬лову одеялом.
На этом запись заканчивается; пациент оставался здоров многие годы"*.
*J.T.Kent, Lessc, Writing. (Calcutta: Sen Day and Co., 1958), p. 411-412.
      Однако собрать необходимую информацию — это только на¬чало; после этого врач должен заняться подбором лекарства. Для этого он должен по своим книгам изучить результаты ис¬пытаний различных лекарств, чтобы найти те симптомы, кото¬рые наиболее подобны имеющимся у пациента. Подбор лекар¬ства для хронического больного может потребовать от врача не¬скольких часов работы. В гомеопатии нет готовых формул. Каждый больной нуждается в одном конкретном лекарстве, и любое другое потенциированное вещество просто не окажет никакого действия.
      С учетом всех трудностей, связанных с назначением лекар¬ства для хронических больных, а также известных свойств ми¬азмов и самих лекарств, для честного гомеопата очень трудно обещать излечение или, тем более, четко определить необходи¬мое для этого время. А уж врач, обещающий излечение любой болезни, совсем ненадежен. Проще говоря, кто меньше обеща¬ет, тот больше добивается.
      В качестве очень приблизительной ориентировки, можно сказать, что на каждый год болезни (до начала лечения) потре¬буется примерно месяц лечения. То есть, если пациент болел восемь лет, излечение может занять примерно восемь месяцев. Правило это не абсолютно: иногда лечение занимает намного меньше времени, иногда — больше.
С простым случаем подчас можно разобраться за один раз. Но трудные случаи, усложнённые приёмом аллопатических лекарств, требуют долгого и трудного (и для врача, и для больного) лечения. Конечный результат во многом зависит от знания гомеопатии и способностей врача.
 
8. ПРИМЕР: ЛЕЧЕНИЕ ГРИППА
Выбор правильного гомеопатического лекарства — непростое дело, он не делается на формальной основе: А — от простуды, В — от артрита, С — от рака и т.д. Напротив, каждое назначе¬ние должно быть индивидуально подобрано к специфическим симптомам, обнаруженным у этого больного, невзирая на фор¬мальный диагноз.
      Десяти больным с одинаковым диагнозом гомеопат может назначить десять разных лекарств. И наоборот, часто одно и то же лекарство назначается множеству больных с разными забо¬леваниями.
      Решение о назначении того или иного лекарства часто осно¬вывается на довольно тонких различиях. Гомеопат должен быть очень проницательным наблюдателем, причем добросовестным и систематичным. В качестве примера этих тонких различий давайте представим себе действие врача при эпидемии гриппа. За обычный день гомеопат осмотрит нескольких больных и на¬значит несколько разных лекарств. Грипп — всегда острое забо¬левание и для гомеопата представляет обычно несложную зада¬чу. По сравнению с дилеммами, постоянно возникающими в гомеопатической практике, выбор одного из нескольких воз¬можных лекарств при гриппе достаточно прост.
      Обычные симптомы гриппа общеизвестны. Начинается он обычно внезапно с высокой температуры, прострации, голов¬ной и мышечных болей. Большинство пациентов жалуется также на боль в горле, припухшие лимфоузлы, иногда — на на¬сморк, а позже и на кашель. Иногда бывает тошнота, рвота и понос. Таковы обычные симптомы, на основе которых аллопа¬ты диагностируют "грипп". Однако существует множество видов гриппа, требующих каждый своего лекарства. Следующие выдержки из монографии Дугласа М.Барланда "Грипп" хорошо демонстрируют это. Здесь мы рассмотрим только некоторые из возможных лекарств; наша единственная цель — показать чита¬телю концепцию индивидуализирующих деталей, ведущих к правильному назначению.
Gelsemiun Sempervirens (Желтый жасмин)
      Ему подобно медленно начинающееся заболевание гриппом, сопровождающееся чувством сильной усталости, сонливости и отупения. Глаза больного закрываются сами собой, он просит, чтобы его оставили одного и не беспокоили. Однако — первый важный симптом! — если больного всё-таки беспокоят, то он проводит ночь совершенно без сна, несмотря на отупелое, интоксицированное состояние.
      Заметно сильное полнокровие, гиперемия лица — своеоб¬разная застойная гиперемия, сосуды конъюнктивы слегка инъ¬ецированы, губы и кожа потемнели. Кожа явственно влажная,
липкая и горячая.
      Следующий симптом Gelsemium — это ощущение жара и липкости, крайняя нестабильность температурной реакции: на фоне жара по спине вверх-вниз пробегает легкий озноб, даже не озноб, а щекочущий холодок, как если бы кто-нибудь провел холодной рукой или капнул холодной водой.
      У такого больного всегда обнаруживается дрожь на фоне об¬щего оцепенения; неловкость движений рук появляется куда раньше, чем можно было бы предположить, исходя из тяжести состояния. Руки больного определенно дрожат при попытке от¬пить из чашки. С дрожью часто сочетается чувство неустойчи¬вости, больному даже кажется, что он падает, например, с кро¬вати (особенно в полусне: неожиданно вздрогнув, больной про¬сыпается с чувством, что упал с постели).
      Вполне естественно, что больной при такой степени инток¬сикации избегает всяких усилий. Все неприятные ощущения усиливаются у него от движения. Нестабильность кровообра¬щения служит причиной повышенной чувствительности этих больных к сквознякам. На сквозняке они сильно дрожат.
Рот, губы больного, как правило, сухие, часто даже пересо¬хшие, потрескавшиеся или с засохшим на губах секретом. Часто больные жалуются на неприятный вкус во рту, на жжение в языке. Язык обычно обложен желтым налетом, хотя иногда бы¬вает красным и сухим. Грипп Gelsemium сопровождается всегда очень сильной, мучительной головной болью. Чаще всего это интенсивная боль в области затылка, спускающаяся по шее и сопровождающаяся напряжением шейных мышц. Эта боль также характеризуется пульсацией, что легко объяснимо для за¬стойной головной боли.
      Лучше всего больному, когда он лежит совершенно неподвижно, а голову подпирают подушки; в этом положении го¬ловные боли наименее выражены. Боли эти часто сопровожда¬ются головокружением, особенно при движении.
      Иногда в случае Gelsemium (Gels.) вам может встретиться и другой тип головной боли: также застойной, но с более выра¬женным чувством тесноты, сдавливания тугой повязкой, прохо¬дящей над ушами, через затылок и лоб. Эта боль также резко усиливается, если больной лежит с опушенной головой.
Очень своеобразный симптом: головные боли стихают от обильного мочеиспускания.
Запомните характерную почти для всех случаев гриппа мы¬шечную ломоту во всем теле. Есть и другие лекарства с такими же, но более глубокими по своей природе, болями.
Несколько деталей местных расстройств
      Большинство пациентов Gels, жалуется на тяжесть в веках в связи с общим состоянием интоксикации и отупения. Но им свойственно также полнокровие глаз, светобоязнь, а иногда и сильное слезоточение.
      Интересное противоречие: несмотря на светобоязнь, паци¬ент Gels, иногда сильно боится темноты, требует света.
      Острый насморк с водянистым отделяемым сопровождается у этих больных сильным чиханием и чувством давления и пере¬полнения над переносицей. Нередко к этому чувству закупорки в области переносицы присоединяется кровотечение при силь¬ном сморкании. Однако то же характерно и для многих случаев Mercurius.
      Во время острого насморка эти больные, несмотря на горя¬чую и липкую кожу, жалуются на холодность конечностей. Этот противоречивый момент может вас запутать, когда вы обдумы¬ваете типичный для Gels, общий жар.
      Ангина не характерна для гриппа Gels., но глотка отечная, красная, полнокровная. Миндалины могут быть полнокровны, но не покрыты пятнами, как свойственно другим лекарствам.
      Несмотря на отсутствие острых местных симптомов, боль¬ной жалуется на резкую боль при глотании. Может быть затруд¬нение при глотании с чувством сжимания или кома в горле, причем холодные жидкости проглатываются труднее, чем горя¬чие. С учетом свойственной этим больным сухости рта это не¬сколько неожиданно.
      Кроме описанных явлений со стороны носа и глотки, грипп Gels, нередко поражает и уши. Но, что бы ни было написано по этому поводу в Materia Medica, я не встречал описанных при Gels, острых режущих болей в ухе; пытаясь же лечить такие боли с помощью Gels., я не достигал никакого успеха.
      Gels, описан как одно из лекарств, которым свойственны острые режущие боли в ухе при глотании. В моей практике он был в этих случаях неэффективен. Этому лекарству действи¬тельно свойственны шум в ушах, ощущение "закупорки", при¬тупление слуха, головокружение; однако я никогда не видел, чтобы Gels, помогал при острых болях в ухе.
      Достаточно часто грипп распространяется вниз, на гортань, вызывая потерю голоса. В связи с ларингитом возникает и кру¬позный, почти судорожный, кашель, сопровождающийся спаз¬мом и выраженной одышкой.
      В типичном случае Gels., несмотря на сухость во рту, боль¬ные не чувствуют сильной жажды, хотя бывают и исключения.
      Аппетита у них тоже нет, они почти ничего не едят, очень часто они жалуются на ощущение ужасной пустоты в груди, часто в области сердца. Это ощущение может распространиться на эпигастрий. Но ощущение пустоты в эпигастрии не связано с желанием есть, это — не голод.
      В связи с пищеварительными расстройствами, покровы та¬кого больного часто желтоваты, а иногда развивается и настоя¬щая желтуха. Достаточно часто появляется и раздражение ки¬шечника с поносом. Стул, как правило, жидкий и желтоватый, но не зловонный.
      Нередко больные жалуются на выраженное ощущение сла¬бости в прямой кишке — недержание стула или ощущение проляпса после дефекации. Иногда к поносу присоединяется и на¬стоящее выпадение прямой кишки.
Baptisia (Дикое индиго)
      Симптоматика Baptisia (Bapt.) весьма близка к Gels.; можно рассматривать Bapt. как усиленный вариант Gels.
      При сравнении пациентов этих двух лекарств отмечается тёмный цвет и отечность лица больного Bapt. Тяжесть в глазах у него происходит от общего венозного застоя, от одурелости, а не от слабости век, как у пациента Gels. Гиперемия губ (которая есть и при Gels.) делает губы пациента Bapt. синими.
   Для Bapt. характерна интоксикация, проявляющаяся больше в психической сфере. Больной дезориентирован, не может со¬средоточиться. Помрачение сознания может коснуться и ощу¬щения собственного тела: больному может представляться, что ноги его оказались не там, где он думал, или руки его отдели¬лись от тела и он старается возвратить их на место. Иногда ощущается онемение рук.
      Bapt. вообще свойственно нарушенное сознание. Больной не знает точно — где он, о чем идет речь, разговаривает ли он с кем-нибудь и есть ли кто-нибудь еще в его постели. По сравнению с пациентом Gels, он производит впечатление одурманенного.
      Более выражены в этих случаях и местные симптомы, чего сле¬довало бы ожидать при более сильной интоксикации. Налёт на языке значительно больше выражен: на ранних стадиях он жел¬тый, коричневый или черный и окружен темно-красным краем.
      Дыхание такого больного всегда зловонно. Во рту у него из¬быток густой, вязкой слюны; когда больной дремлет, слюна ка¬пает у него из угла рта. Губы от этого растрескиваются, дурно пахнут, могут кровоточить.
      Такой пациент много потеет. Пот, как и все выделения в случае Bapt., зловонен (пот Gels, пахнет кислым).
      Правое ухо и область правого сосцевидного отростка страда¬ют в случаях Bapt. гораздо чаще левых. При появлении мастои¬дита прогноз становится очень серьезным. Быстро — я бы ска¬зал, ужасающе быстро — развивается синустромбоз, и тогда прогноз становится еще хуже.
      Просто удивительно, как меняет состояние больного грип¬пом Bapt., когда есть явные признаки поражения сосцевидного отростка (болезненность и покраснение). В течение двух-трех часов после приема лекарства вы заметите значительные изме¬нения. Уже первый прием Bapt.- и больной с тяжелейшей ин¬токсикацией и менингиальными симптомами начинает явст¬венно поправляться.
      Больные Bapt. всегда страдают от жажды (отличие от Gels.). Они постоянно хотят пить, но если выпьют слишком много воды, появляется тошнота, если же пьют понемногу, то все нор¬мально. Так или иначе, жажда — один из самых мучительных симптомов.
      Больных этих также мучают сильные ломящие боли по всему телу. При надавливании болезненно любое место тела. Острые боли в суставах, ощущение синяка или растяжения. Движения очень болезненны.
Bryonia alba (Переступень белый)
      Типичный грипп Bryonia (Bry.) развивается, как и Gels., за 6-12 часов. Общий вид этих больных тоже напоминает Gels.: взгляд тупой и тяжелый, лицо одутловатое и полнокровное.
      Тяжелый взгляд этих больных все-таки можно отличить от сонного вида больных Gels, и одурелого вида Bapt., это — нечто среднее между ними.
      Как уже говорилось, пациенты Gels, сонливы, не хотят, чтобы их беспокоили. Пациент Вгу. тоже не любит, чтобы его беспокоили, но если его побеспокоить — он становится крайне раздражителен. Он не желает ни говорить, ни слушать, ни отве¬чать на вопросы, но не от усталости, а от нарастающего раздра¬жения.
      Настроение у них обычно подавленное и унылое, они сильно тревожатся о своем состоянии, ощущая себя тяжелобольными.
      К тому же они внезапно начинают беспокоиться о своих делах. Сначала они просто беспрестанно говорят о них, по мере нарастания интоксикации начинают о них же бредить, и, таким образом, на протяжении всей болезни мысли их заполнены де¬лами.
      Для этого гриппа также характерно состояние, когда больно¬му невозможно угодить: он постоянно просит чего-то, а потом отказывается. Например, больной просит принести ему питье, но отказывается от принесенного ему тут же стакана воды; или просит фруктового сока, а получив его, ворчит, что предпочел бы простую холодную воду.
      По всему телу такие пациенты ощущают ломящие боли. Из-за этого им больно двигаться, но, тем не менее, больной нахо¬дится в непрестанном движении Хорошенько запомните этот симптом: в учебниках пишут, что Brу. свойственно ухудшение от движения. Это действительно так,- им больно двигаться, но, тем не менее, они не могут оставаться к неподвижности.
      Когда вы видите беспокойного, непрерывно движущегося пациента, определите, испытывает ли он облегчение от своего движения если нет, то весьма вероятна Вгу., если же да — то Bapt. или еще какое-то из "беспокойных" лекарств, например, Rhus toxicodendron.
      Пациент Вrу. испытывает сильный жар и плохо себя чувст¬вует в теплом, душном помещении. Ему хочется свежего возду¬ха и холодного питья. Он выпивает огромное количество холод¬ной воды, хотя — я уже говорил — может сначала просить пить, а потом отказываться.
      Грипп Вrу. всегда сопровождается сильной пульсирующей головной, чаще всего лобной, болью. Часто больные жалуются на ощущение груза или кома во лбу над глазами, от которого им хорошо помогает надавливание на лоб.
      Как и следовало ожидать, эта боль усиливается от любого движения или другого усилия, даже от разговора. Она усилива¬ется также, если больной лежит с опущенной головой. Лучшее положение для него — полусидя в постели.
Для этого гриппа не характерно обильное отделяемое из носа, чаще — ощущение жжения или переполнения в носу.
Eupatorium perfoliatum (Посконник пронзеннолистный)
      Сильнейшие ломящие боли во всех костях — плечи, руки, бедра, стопы, спина и сильней всего — в голенях. Этот симптом всегда выходит на первый план при рассмотрении данного ле¬карства.
      Грипп Eupatorium (Eup.) обычно развивается значительно бы¬стрее других, и особенно быстро — боли. Больному кажется, что у него вывихнуто сразу несколько суставов, причем он находится в непрерывном движении, пытаясь облегчить боли в костях.
      Важный дифференцирующий признак: больные Eup. мало по¬теют. Пациенты других лекарств с такой же ломотой в костях по¬теют обильно. Настроение больных Eup. всегда подавленное, но эта депрессия отличается от депрессии Вrу.: больные Eup. стонут, жалеют себя, ворочаясь в постели, жалуются на сильные боли.
      Лицо этих больных ярко-красное, с бледными губами и сухой кожей, по контрасту с мрачным, застойным видом при вышеопи¬санных лекарствах. На языке у них густой белый налет, во рту — безвкусное ощущение (сравните с горечью Вrу.).
      Пациентов Eup. всегда знобит, от малейшего дуновения по спине пробегает мороз.
      Они также испытывают сильные головные боли, особенно сильные в том месте, которое лежит на подушке.
Rhus toxicodendron (Сумах ядовитый)
      Грипп Rhus начинается постепенно, с невысокой температу¬ры, лихорадка нарастает медленно, сопровождаясь очень силь¬ной общей ломотой.
      Эта ломота типична для Rhus. Стоит больному полежать немного спокойно, как мышцы затекают и начинают болеть, поэтому боль¬ные беспрестанно ворочаются к постели в поисках облегчения.
      Больные Rhus также постоянно мерзнут и страдают от озно¬ба, холодный воздух или cквозняк усиливает все симптомы, вы¬зывая сильный насморк и чихание. Даже высунутая из-под одеяла рука начинает болеть и мерзнуть
      Неудивительно, что пациенты Rhus тревожны, боязливы, беспокойны и подавлены. Их депрессия напоминает состояние пациента Pulsatilla,- больные раскисают и плачут. От этого они устают, измучены, почти в прострации, несмотря на умеренную температуру.
      Ночь очень мучительна для больных Rhus, им трудно уснуть. Если же они засыпают, то в сновидениях совершают огромные физические усилия или все время работают.
      Они обильно потеют, причем пот этот имеет специфический запах, который обычно сочетается с острым приступом ревматизма.
      У пациентов Rhus всегда очень сухие рот и губы. В первые же 12 часов заболевания на нижней губе появляются герпети¬ческие пузырьки, а позже — и в углах рта.
      Они сильно чихают, особенно мучительно ночью, когда от чи¬хания у них ломит все тело. Выделения из носа зеленоватого цвета. Эти больные страдают от очень сильных болей в затылке, с напряжением шейных мышц и головокружением при вставании или движении. Они жалуются, что им тяжело держать голову.
      Внутри тела больные Rhus ощущают жар, а кожей — холод. Обильно потея, но замерзая от каждого скнозняка, они, тем не менее, горят изнутри.
* * *
Вот только основные признаки пяти лекарств, обычно при¬меняемых при гриппе. Я надеюсь, что этого достаточно, чтобы понять, насколько сложны симптомокомплексы даже при таком простом заболевании, как грипп. Назначение гомеопати¬ческого лекарства — сложный процесс, требующий от пациента тщательного самонаблюдения, а от врача — обширных знаний.
 
9. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПАЦИЕНТА
      Стоящая перед врачом-гомеопатом задача достаточно слож¬на, но и сам пациент несёт свою долю ответственности за ре¬зультат лечения. Гомеопатия — метод весьма эффективный, но он требует от больного большого собственного вклада: он дол¬жен научиться объективно наблюдать за собой в тех сферах, которые обычно ускользают от внимания рядового человека. Помните, нельзя получить что-то из ничего.
      Недостаточно, чтобы пациент просто заносил все мелочи в дневник, оставляя врачу делить их на важные и незначитель¬ные. Симптомы суть проявления жизненной силы, и именно поэтому на них и основывается гомеопатическое назначение. Для гомеопата важны значимые для самого пациента симпто¬мы, а не просто обрывочные данные, сообщенные из навязчи¬вого стремления к "подробностям". Сделанные в повседневной жизни наблюдения — но имеющие для пациента хотя бы не¬большое значение — это симптомы, происходящие от действия жизненной силы и ведущие врача к выбору правильного лекар¬ства.
      Но больной должен избегать и другой крайности. Боясь за¬путать врача, некоторые больные не сообщают ему ни о каких изменениях, пока у них остаются хотя бы малейшие сомнения. Например, такой больной замечает у себя однажды в полдень озноб. Он начинает искать этому всевозможные объяснения: в комнате было слишком холодно, или он выпил слишком много воды со льдом, или же он плохо спал накануне. Поискав поста¬рательнее объяснение, можно избавиться от любого симптома. Это очень осложняет работу врача, так как ему недостает симп¬томов для назначения верного средства.
      Таким образом, пациенту следует избегать двух крайностей: исключение важных симптомов как якобы "объяснимых" и со¬общение врачу избытка мелких деталей, ничего в данный мо¬мент не значащих для него самого. Ему надо примириться с тем, что всякий человек индивидуален, включая его самого, а возникающие в ходе болезни и лечения странности — проявле¬ния этой индивидуальности. Но ему не следует и переоценивать значения этих признаков, воздерживаться от их истолкования; в противном случае, он может вообразить себя тяжелобольным. Поэтому я и рекомендую объективное, бесстрастное отношение к симптомам. Наблюдаемые симптомы — это лишь явления и ничего больше; их невозможно переоценить. Это проявления того, как по-своему уникальные защитные механизмы данного человека пытаются восстановить равновесие в организме.
Главная задача пациента — сообщить врачу обо всех откло¬нениях от естественного отправления соматических, эмоцио¬нальных и мыслительных функций организма. Гомеопаты не ограничиваются достаточными для аллопатического диагноза телесными симптомами. Значительно важнее для них измене¬ния, происходящие в различных аспектах жизни больного — его отношениях с окружающими, работе, реакциях на измене¬ния окружающей среды, пристрастиях к каким-то видам пищи или, наоборот, отвращении к ним, сексуальном влечении, сне и т.д.
      Для гомеопатических целей иногда оказываются решающи¬ми детали, с аллопатической точки зрения несущественные, но имеющие значение для пациента. Предположим для примера, что аллопаты нашли у больного язвенный колит. Он привык уже весь прием у врача посвящать обсуждению деятельности своего кишечника. Гомеопат тоже может до некоторой степени интересоваться этим, но гораздо больше внимания он уделит другим аспектам жизни этого больного. Наиболее полезным для него может оказаться сообщение о тревожности пациента, особенно в отношении будущего; о том, что он пугается внезап¬ных звуков, засыпает только на правом боку и отличается при¬страстием к соли. Все это не имеет никакого значения для ал¬лопата, но прямо ведет к выбору правильного лекарства в гоме¬опатии. Важнейшее требование к пациенту, особенно хрони¬чески больному, — терпение. Бессмысленно ожидать немедлен¬ного исчезновения симптомов, которые, возможно, возникли от действия анальгетиков, транквилизаторов или кортизона. Гомеопатия не знает специфических лекарств, облегчающих боль, тревожность или бессонницу. Гомеопатические лекарства всегда применяются для излечения организма как целого, для обеспечения гармоничного функционирования человека на всех уровнях его бытия, а не для временного снятия тех или иных симптомов. Процесс лечения поэтому может длиться не¬дели, месяцы, а в самых тяжелых случаях — год или два.
      Поэтому пациент должен быть терпелив. Иногда больной приходит к гомеопату в ожидании чуда, а увидев не столь мгно¬венный эффект, отвергает гомеопатию и обращается к другим методам лечения. Но у законов Природы есть свой темп дейст¬вия, и он не ускорится от нетерпеливых требований.
      Необходимое для излечения время зависит от нескольких факторов. Первый — состояние жизненной силы в момент на¬чала лечения. Пациент с сильной конституцией быстрее отреа¬гирует на лечение, а больной, в котором слаба жизненная сила, нуждается в более продолжительном лечении. Сильному паци¬енту достаточно одного назначения, а слабому — может потребоваться тщательно подобранная серия лекарств.
      В значительной мере сила защитных механизмов определя¬ется наследственными факторами. Пациенты, происходящие из семей, в которых много наследственных болезней, лечатся дольше. Дополнительные проблемы возникают у пациентов, подолгу лечившихся у аллопатов, плохо питавшихся, злоупот¬реблявших алкоголем или наркотиками или ведших сидячий образ жизни.
      На длительность лечения влияет также и то, что гомеопату требуется некоторое время для подбора правильного лекарства. Привыкшие к несложным рассуждениям, необходимым для на¬значения лекарства в аллопатической медицине, пациенты могут быть разочарованы обстоятельным, неторопливым мето¬дом работы гомеопата. Иногда гомеопату попадаются пациен¬ты, сомневающиеся в компетентности врача, который проводит столько времени со своими книгами и уделяет столько внима¬ния незначительным деталям. Больной должен помнить, что при подборе лекарства врачу достаточно работы и без необхо¬димости бороться с подозрительностью или нетерпеливостью пациента. Радоваться надо, что гомеопат тратит на него столько времени и труда, и стараться помочь врачу, создавая благопри¬ятную психологическую атмосферу.
      Еще один фактор, влияющий на время лечения, уровень по¬ражения. Обычно больного, страдающего чисто соматическими симптомами, вылечить легче, чем страдающего психически. Это происходит потому, что жизненная сила старается, на¬сколько возможно, ограничить нарушения самыми периферий¬ными уровнями организма. Страдающий соматической патоло¬гией больной может быть здоров психически и эмоционально, но не наоборот. Жизненная сила больных с первичными психи¬ческими или эмоциональными проблемами слабее, и потому излечиваются они медленнее.
      После того, как гомеопат назначил лекарство и достигнут прогресс в лечении, с пациента не снимается ответственность за дальнейший успех. Действию гомеопатических лекарств может помешать много различных воздействий. Гомеопатичес¬кое лекарство может действовать месяцами или даже годами, но, если какой-то мешающий фактор прервет непрерывность этого действия, сделать дальнейшие назначения становится
очень трудно.
      Основной из этих факторов — прием аллопатических ле¬карств. Обычно ничего не случается, если больной изредка при¬мет аспирин от головной боли, но регулярное использование анальгетиков, транквилизаторов, антибиотиков, гормональных контрацептивов и особенно кортизона может практически свести на нет действие гомеопатического лекарства. Иногда даже лечение у стоматолога может иметь тот же эффект. Поэто¬му пациентам гомеопатов следует воздерживаться от других видов лечения, кроме действительно экстренных случаев и то, по возможности, после предварительных консультаций с гоме¬опатом.
      Другой распространенный "антидот" гомеопатических ле¬карств — кофе. Кофе — стимулятор столь же мощного дейст¬вия, что и лекарства. Индивидуальная чувствительность сильно варьируется, поэтому одни пациенты могут выпить изредка ча¬шечку некрепкого кофе без последствий для лечения, а дру¬гие — нет. Так что всем пациентам гомеопатов следует избегать кофе. Черный чай, декофеинизированный кофе или его сурро¬гаты вполне приемлемы.
      Для больных, принимающих лекарство ежедневно, может иметь значение и обращение с самими лекарствами. Даже по¬мещенное в стеклянную баночку или бумажный пакетик гоме¬опатическое лекарство может быть разрушено прямыми со¬лнечными лучами, жарой, холодом или сильными запахами (особенно ароматических вещест”, например камфоры). Поэто¬му лекарства следует хранить в тени, при умеренной температу¬ре, вдали от пахучих веществ.
      Наконец, иногда труднее всего пациенту бывает переждать целебный кризис. Происходящее в ходе лечения усиление жиз¬ненной силы может привести к временному обострению симп¬томов. Обычно такое обострение длится от нескольких часов до нескольких дней, но иногда дольше. Если больной не понимает происходящего, он может решить, что гомеопатический препарат действует против необходимого эффекта, и попытаться снять этот эффект аллопатическими средствами. Такая же ошибка возможна, если больной рассчитывает, что у него ни¬когда не будет рецидивов. В то же время его конкретный случай может потребовать последовательного назначения нескольких лекарств. Пациент должен обнаружить происходящие с ним из¬менения, но оценку их он должен оставить гомеопату, избегая паники и терпеливо ожидая дальнейшего развития лечебного
процесса.
      Гомеопатия — система, требующая многого не только от врача, но и от пациента. Это не то лечение, при котором боль¬ной бездумно повторяет вынесенный врачом диагноз, получает свою пилюлю и "выздоравливает". Гомеопатия требует от него объективного самонаблюдения, доброжелательной поддержки гомеопата в его трудной задаче, готовности избегать мешающих лечению факторов, мудрости и терпения в случае каких бы то ни было кризисов. Большинство людей легко выполняет эти требования и получает соответственно благотворный результат.
 
10. ДЕЙСТВУЕТ ЛИ ГОМЕОПАТИЯ?
      Гомеопат, многие годы любовно изучавший свое дело, под¬час может определить нужное пациенту лекарство с первого взгляда. Это иногда ошибочно называют интуицией. Возможно, интуиция и играет в этом некоторую роль, но лишь долгое и внимательное изучение гомеопатии делает такое действительно возможным. Превосходный гомеопат, доктор Карл Кениг,
пишет:
"Иногда, взглянув на больного, внезапно видишь явственный образ Drosera или Antimonium; каждому из нас знакомо это переживание. Внезапно возникает убеждение, что это — правильное лекарство, которое подойдет больному, как ключ к замку. Это ведь не комби¬нация впечатлений от каких-то внешних симптомов, а внезапное осознание. Как же оно возникает?"*
*Karl Konig, in: Brian inglis, Fringe Medicine (1: Faber & Faber, 1964), p. 89.
      Диагноз в гомеопатии — не что иное, как определение ле¬карства, способного вызвать (а следовательно, и вылечить) дан¬ную комбинацию симптомов. Поэтому гомеопаты всего мира говорят "сульфурный случай" или "случай Pulsatilla", а не диа¬бет или артрит, называя и больного, и совокупность имеющих¬ся у него симптомов по имени показанного ему лекарства.
      Несколько характерных образов лекарств я представил в приложении I, чтобы вы получили представление о детальности описания. Однако и это — лишь краткое резюме, грубый набро¬сок. Полное описание даже одного обычного лекарства займет не меньше 50 страниц.
      Вы, конечно же, встречали таких напористых, работящих людей, готовых перестроить по-своему весь мир, нервных и раздражительных, огрызающихся на всякую мелочь, отрываю¬щих ручку от двери в уборной, если она плохо открывается. Вернувшись с работы, такой тип обрушивает на жену и детей все накопившиеся за день расстройства. Всю ночь, лёжа в по¬стели, он думает о своей работе, и только иод утро ему удается заснуть. Если такой человек заболеет, то в его соматическом состоянии мы обнаружим симптомы Nux vomica (бразильского ореха). От назначения этого лекарства наступит резкое улучше¬ние его состояния — физического, эмоционального, умствен¬ного. Иногда это улучшение может длиться месяцы и годы даже без повторных приемов лекарства.
      Или, возможно, вы встречали очень женственную, пухлень¬кую особу, с очень переменчивым настроением: от малейшего изменения обстановки и окружения она переходит от слёз к смеху. Она любит общество, любит поговорить (особенно о своих болезнях), но достаточно пассивна и не претендует на роль лидера. Иногда, если с ней заговорить, она внезапно злоб¬но огрызается. Жары не переносит, в холодную погоду бегает повсюду легко одетой, лучше всего себя чувствует на прогулке по свежему воздуху, хуже всего — в душной комнате. Какие бы соматические симптомы у нее ни проявлялись (кожная сыпь, диабет, астма, бесплодие, расстройство менструального цикла и т.д.), она быстро поддается воздействию Pulsatilla.
      В Materia Medica (сборниках характерных симптомов ле¬карств) гомеопаты собрали уже тысячи лекарств. Результаты их испытаний включают уже большинство симптомов с которыми встречается врач на практике. Однако вполне возможно увели¬чить их запасы, и это происходит. Существует потребность в дальнейших исследованиях и испытаниях.
      Большое преимущество гомеопатии состоит в том, что и диа¬гноз, и лечение основываются исключительно на сообщаемых больным симптомах. Для аллопата болезнь существует (а лече¬ние — лишь возможно) только тогда, когда налицо патологичес¬кие изменения в тканях, например, язва желудка или опухоль, для гомеопата же болезнь начинается с жалоб пациента, и на них же основывается его лечение. Для гомеопата человек болен тогда и потому, что чувствует себя больным, а для аллопата — когда об этом говорят лабораторные анализы. Существенно, что прав-то пациент: те самые расстройства, которые вначале только субъек¬тивно ощущаются больным, в дальнейшем могут привести и при¬водят к обнаруживаемым аллопатами органическим изменениям. Гомеопат, приступая к делу в самом начале, может вылечить рас¬стройство, пока оно чисто функциональное, и тем самым предот¬вратить развитие органической патологии. Если же больной ждёт, пока станет возможно поставить аллопатический диагноз, ему часто приходится дорого за это платить. Поэтому и утверждается, что гомеопатия — лучшая профилактика. В параграфе 7 Ганеманн очень ясно это формулирует:
      "Но так как… болезнь обнаруживается только посредством припад¬ков (симптомов), то последние должны служить главным и единст¬венным показанием при выборе лекарств, способствующих выздо¬ровлению".
      150 годами позже знаменитый гомеопат, личный врач Её Ве¬личества, ныне покойный сэр Джон Уэйр, рассказывал в про¬читанной в Королевском Медицинском обществе лекции:
      "Позвольте мне заметить в завершение, что неважно, понравилось вам услышанное сейчас или нет, но как практических врачей вас прежде всего должен волновать вопрос: "А действует ли это?"
      "Чтобы убедить вас в положительном ответе, я приведу не¬сколько простых примеров, не утомляя вас деталями, а останав¬ливаясь лишь на ярких моментах.
      Один офицер был комиссован с фронта с окопной лихорад¬кой. Он был болен уже целый год, стал чудовищно раздражите¬лен. Приступ лихорадки всегда начинался у него в 9 часов утра, больной постоянно мучился от боли, беспокойства и подерги¬вания конечностей; последнее усиливалось к ночи. Только одному лекарству — Chamomilla (Cham.) — свойственен такой симптомокомплекс, и Cham. в высоком делении быстро верну¬ла этого офицера в строй.
      В половине третьего пополудни некий человек доставил свою молодую жену в нашу поликлинику с острым пищевым отравлением. Всю ночь накануне женщина мучилась рвотой и поносом. Доставлена она была почти "готовенькой" — в кол¬лапсе, с холодной кожей, тревожной — типичные симптомы Arsenicum. Через несколько часов после приема дозы Arsen. в высоком разведении она отправилась домой — здоровая и улы¬бающаяся.
      Вы видите, как быстро действуют гомеопатические лекарст¬ва в крайних, острых случаях. Чем острее болезнь, тем быстрее и полнее лечебное действие.
      Однажды ночью, в полночь, меня вызвали к человеку, кото¬рый на обед съел устриц с шампанским; теперь же от колик в животе он лежал, сложившись пополам. На лбу блестели ка¬пельки пота. Единственное облегчение несчастный испытывал, нажимая на живот руками. Разговаривал он только шепотом и чувствовал себя настолько худо, что не мог и подумать о работе на следующий день. Я дал ему дозу Colocynthis. Через три ми¬нуты он вздохнул, вытянул ноги и сказал: "Полегчало!" Утром он пошел на работу. Здесь был показан именно Colocyn., а не Arsen., т.к. только ему свойственно облегчение болей от скла¬дывания пополам и надавливания на живот.
      Другой раз меня вызвали вечером, в половине одиннадцато¬го к пациенту, который от инъекции противостолбнячной сы¬воротки покрылся аллергической крапивницей. Он беспокойно метался, сам не свой от страха и тревоги; его мучили жар, жажда и всевозможные страхи, особенно страх оставаться в одиночестве. Больной определенно казался при смерти. Что-то надо было сделать немедленно, и я дал ему Aconitum (борец) в 30-м разведении. Практически сразу он испытал облегчение, а через 15 минут был вполне здоров. Это — самый волнующий случай в моей практике.
      Еще один интересный случай: меня экстренно вызвали к больному с острым ревматизмом, который доводил до отчаянья всех окружающих. Врач его не знал, что делать, сменялись си¬делки, а больной стонал и говорил, что боли сведут его с ума. Chamonilla почти сразу его успокоила, температура упала и со¬стояние улучшилось.
      Такие случаи можно рассказывать бесконечно, они обычны не у какого-то конкретного врача, а свойственны гомеопатии в целом.
      Сегодня, когда "нелепость" гомеопатии вдруг оборачивается мудростью… и каждый день приносит новые подтверждения прозрения Ганеманна, непонятно, что удерживает скептиков от того, чтобы хотя бы поэкспериментировать с этой дарованной нам силой.
      Те же, кто пробует экспериментировать с гомеопатией, даже с целью доказать ее никчемность, неизбежно присоединяются к числу ее сторонников…
      Я полагаю, что почти каждый из нас приступал к занятиям гомеопатией с недоверием и сомнением, однако факты были сильнее скептицизма"*.
*Sir John Weir, Homoeopathy: An Explanation of its Principles (L: a British Homoeo¬ pathic Ass., 1932) pp. 20-22.
      Вот еще ряд наугад выбранных в гомеопатической литературе случаев. Я и не пытался сообщить все подробности, которые по¬зволили бы читателю самостоятельно придти к правильному на¬значению, так как это потребовало бы невообразимого объема. Однако и эти, большей частью совсем приблизительные, наброс¬ки могут послужить демонстрацией возможностей гомеопатии.
      Здесь описаны разные случаи — от серьёзных до немудреных. Все же больше случаев тяжелых заболеваний; но и в жизни опыт¬ным гомеопатам все время представляются случаи, от которых аллопатическая медицина отказалась как от неизлечимых.
Эпилепсия*
*Конечно, в гомеопатии болезнь называется по имени лекарства, в этом случае —  Calc. ostearum.
      Спросите любого невропатолога, каковы шансы вылечить эпилепсию, особенно вызванную травмой головы, без противосудорожных лекарств. Нулевые! Но вот интересное наблюде¬ние.
      "18-летняя девушка изящного телосложения, осмотрена 20 мая 1909 г. Страдает с декабря 1908 г. частыми (иногда ежедневными) припадками эпилепсии, с прикусыванием языка и пеной у рта.
      Единственная возможная причина болезни — случившееся за 2,5 года до того падение с качелей, когда девочка сильно ударилась головой. Поскольку лечении было неэффективно, лечащий врач и консультант пришли к выводу, что трепанация черепа остается единственным методом. Вполне естественно, что родители девуш¬ки, прослышавшие о хороших результатах гомеопатии, решили по¬пробовать этот метод прежде хирургии.
      Исследование больной, симптомов и модальностей и обращение к "Реперторию" Кента, привело к назначению Calcarea ostearum 200, ежедневно, в течение трех дней.
      В течение нескольких следующих дней припадки стали тяжелее и чаще обычного, однако не было применено никаких других ле¬карств, и меньше чем через месяц случился последний припадок, после чего девушка совершенно выздоровела. Судорог у нее не было с тех пор и до сего дня, т.е. уже G лет,- с 1909г. по 1915г."*.
*David Ridpath, The Homoeopathicican, v. VI, N 2, 1916, p. 156.
Пептическая язва
      Очень распространённое в наши дни заболевание. Обычно аллопатическое лечение сосредоточено на снижении кислот¬ности желудочного сока с помощью диеты и медикаментов. Ре¬комендуется также снижение стрессовой нагрузки, но редко кто следует этому совету. В упорных случаях предпринимается хи¬рургическое вмешательство, приводящее только к временному облегчению симптомов.
      "К.Б., 30-летний мужчина, впервые обратился в декабре 1974 г. с жалобами на желудочное кровотечение.
      Анамнез: с раннего детства — боли в желудке и изжога. В 10 лет — рентгенологически подтверждена язва двенадцатиперстной кишки. Приступы болей приходили и уходили всю жизнь, деталей не помнит. В 17 лет — первое желудочное кровотечение, с тех пор — 9 раз. 1970 г.- ваготомия и гастроэнтероанастомоз (хирур¬гические вмешательства по поводу язвы). Восемью месяцами позже — профузное кровотечение, с тех пор повторявшееся ежегодно. Последнее — месяц назад. С тех пор почти каждый день рвота цвета кофейной гущи со слизью.
      Семейный анамнез: отец умер от кровотечения пищевода (у него было варикозное расширение вен, о котором он не знал). Мать — очень тучная женщина, много лет страдает от язвы двенадцати¬перстной кишки.
      Симптомы: тяжесть в желудке через 4-5 часов после еды, позже отрыжка остатками пищи и жидкостью цвета кофейной гущи. Ме¬теоризм, урчание и боль в подчревье, отдающая в поясницу.
      Улучшение — от согнутого положения, надавливания, отхождения газов. Боль в пояснице, иногда сильная, облегчается от надавлива¬ния или от сгибания назад, причем возникает сильное слюнотече¬ние.
      Боль в желудке перед едой, из-за нее больной не ест. Вздутие живота и боль в пояснице, сопровождающаяся ощущением холода в животе.
      Модальности и отношение к пище:
Хуже от холода, хуже в сырую погоду.
Сильные желания: баранины, сладостей, сыра, кислого.
Отвращение: к молоку, устрицам, овощам.
К соли — отношение нормальное. Жажды нет.
      Пациент — несчастный человек, всю жизнь болеет, не имея воз¬можности учиться и жить, как ему хочется. Раздражителен, легко устает. Спит хорошо и долго, лучше на левом боку.
      Назначено: 1 прием Millefolium 200 (тысячелистник). Через 2 ме¬сяца: состояние намного улучшилось, пациент стал спокойнее, болей в животе и пояснице больше нет, не мучают газы, нет чувст¬вительности к холоду. Прибавил 3 кг веса.
      Через 5 месяцев: легкие жалобы на желудок после обильной еды. Начал пить молоко.
      Через 11 месяцев: уже много месяцев не принимает лекарств. Дважды или трижды была отрыжка, но при этом "кофейной гущи" уже нет. Прибавил еще 2 кг, не соблюдает диеты, не чувствителен к холоду.
      Недавно видел его, он приводил к врачу мать; состояние его хоро¬шее. Ключами к назначению Millefolium для меня были: частота кро¬вотечений, отсутствие боли во время кровотечения, тимпаническое вздутие, дурной нрав и раздражительность (по Кларку)"*.
*I. Bachas, G. Vithoulkas, Homoeopathy 2:6, Aug. 1976.
Аллергия
      Это заболевание быстро становится серьезной проблемой для нашего промышленного общества, частью из-за распро¬странения искусственных продуктов, ускоряющих реакцию на другие вещества, а частью из-за общего ухудшения конститу¬ции наших современников. Аллопатическое лечение и в этом случае состоит в подавлении симптомов различными способа¬ми.
      "68-летмяя пациентка К.Е. обратилась 6.10.1975 г. с жалобами на аллергический насморк и боль в позвоночнике. Анамнез:
      1920 г.- малярия, многократные иньекции хинина. 1926 г.- туберкулез.
      1940-1944 гг.- экзема на руках и стопах от переливания ауто-крови.
      1948г. — начался сопровождавшийся сильным чиханием аллер¬гический насморк.
      1968 г.-операция по поводу нагноения оставшихся после инъек¬ции хинина узелков. После операции насморк и чихание прекра¬тились и возобновились в прошлом году.
      Симптомы: Сильное чихание, после него обильные водянистые выделения. Приступ продолжается от 2 часов до 2 дней. Хуже от малейшего сквозняка, но холодный воздух на улице переносит хо¬рошо. Лучше всего — лежать в теплой постели, укрыв нос одеялом.
      Чтобы избежать продолжения приступа, ей приходится некото¬рое время лежать или полусидеть неподвижно. Если приступ тяже¬лый, нос опухает, она не может ни дышать через нос, ни прикасать¬ся к нему.
Уже 25 лет страдает от болей в области поясницы, отдающих в левую ногу, а последнее время — и в правую. В последнее время усилились боли сжимающего характера в икрах и голеностопе.
      Судороги в левой икре по утрам, при потягивании.
Модальности:
      Жару и холод переносит одинаково, хужо на солнце, часто просы¬пается ночью, иногда не спит всю ночь.
      Психические симптомы: внезапно начинающиеся и внезапно же проходящие приступы дурного настроения, печали, тревоги с чув¬ством тяжести и сдавливания в груди. Раздражительна, в приступе раздражения молчит. Тороплива. Нервная дрожь, уменьшающаяся от ручной работы.
      Отношение к пище.
Сильные желания: мяса, рыбы, жирного, лимонов. Отвращение: к соленому, миндальному соку, слизистой пище.
      Назначено: Asparagus 200, через 3 месяца — повторный прием из-за рецидива. Достигнуто улучшение не только аллергических симп¬томов, но также и снижение тревожности и болей в позвоночни¬ке"*.
*I. Bachas, G. Vithoulkas, Homoeopathy 2:8, Aug. 1976.
Гастрит
     Ситуация, аналогичная язве, но менее тяжелая. Психосома¬тические связи при этом заболевании хорошо известны совре¬менной аллопатической медицине, однако знание это никак не отражается на лечении.
      "22-летняя пациентка С.М. впервые обратилась 6.6.1975 г. с жало¬бами на длящийся 3 года гастрит.
      Симптомы: утренние (после 9 часов) боли в желудке, ухудшение от огорчений. Головные боли от досады. Непроизвольные движе¬ния век. Когда ждет чего-либо, пересчитывает окружающие пред¬меты. Иногда бывают галлюцинации (цвет, свет, голоса), ощущает их нереальность. Боится оставаться одна в темноте.
      Раздражительна, хуже от шума, разговоров; хуже перед месяч¬ными. Любит быть одна, но так, чтобы кто-то находился неподале¬ку.
     Чувствует себя под давлением матери, находится с ней в давнем конфликте с периодическими вспышками и уходами из дома.
      Падает в обморок при виде крови. Страх высоты. Чувствительна к музыке, от нее чувствует себя лучше. Нетерпелива в спешке.
      Хуже от долгого сна, хотя в нем она находит убежище от семей¬ных конфликтов. Вещие сны.
      Непреодолимое стремление к запаху нафталина, от которого испытывает чувственное наслаждение.
      Хуже от холода. Холодные конечности. Месячные — поздние; лучше, когда пациентка в спокойном настроении. Перед месячны¬ми раздражительна.
      Стремление к мучному, супам, овощам. Отвращение к слизистой пище, молоку.
Симптомы не подходят ни к Calcarea carbonica, ни к Arsenicum album; однако очень существенным было стремление к жидкой пище, что было подобно Calcar. arsenic. Это лекарство и было при¬менено. После резкого обострения головных болей (которые на момент консультации были основными симптомом) улучшились
желудочные симптомы, психическое состояние, уменьшились и го¬ловные боли. Прекратились непроизвольные движения век, а также — что наиболее интересно — исчезло непреодолимое стрем¬ление к запаху нафталина"*.
*1. Bachas, G. Vithoulkas, Homoeopathy 2:9, Aug. 1976.
Сахарный диабет
      Еще одна болезнь, не требующая предисловий даже для не¬профессионалов. Хотя и не ведущая непременно к летальному исходу, диабетная, глубокая, разрушительная болезнь поражает почти все органы тела. Современная медицина, что подтвердит любой врач, может лишь поддерживать жизнь больного, но не лечить диабет.
      "2 июля 1890 г. обратился высокий, хорошо сложенный 47-летний мужчина. Болезнь началась около трех лет назад. За это время больной потерял 35 фунтов веса и продолжает худеть. Способ¬ность к физическому усилию прогрессивно уменьшается. Бессон¬ные ночи. Два года назад страдал от приступов поноса с болями в животе; после этих приступов бессонница усилилась. Иногда не  спит ночи напролет из-за болей в животе. Тупые боли, диффузно по всему животу усиливающиеся ночью, и если ложится днем. От малейшего усилия обильно потеет. Очень нервный субъект, посто¬янно должен находиться в движении. Светлый стул. Пульс полный и быстрый, 95-100 ударов. Ощущается пульсация по всему телу. Прошлой зимой был "грипп", после чего стал худеть быстрее. На ногтях рук жирный налет.
      В моче — кирпично-красный песок (иногда). В возбужденном со¬стоянии подчас возникает ощущение, будто голова распилена над ушами и верхняя ее часть то поднимается, то опускается. Спать может в любом положении. От жары быстро устает, а к холоду нечувствителен. Слабость от любою усилия физического или умственного. Встает по ночам помочиться. Количество мочи 4-5 гран-унций. Урчание в животе. Пациент этот лечился у нескольких аллопатов, назначавших ему сильнодойишующие лекарства — подофиллин, стрихнин; гомеопатическою лечения не получал. Жажда холодной воды .Острые боли в задним проходе — ему говорили, что у него трещина в заднем проходи. Через несколько дней, после тщательного изучения возможных лекарств, назначил ему Phospho¬rus СМ. За приемом последовало резкое обострение всех симпто¬мов.
Затем без дополнительных приемов лекарства больной после¬довательно поправлялся до 31 октября, когда симптомы его расстройств начали возобновляться. Сахар в моче исчез в течение месяца и больше не появлялся.
31 октября того же года. Phosphorus MM. Здоровье пациента от¬менное, активно занимается умственным трудом, трудоспособ¬ность его выше, чем когда-либо"*.
*J. N. Kent, Lesser Writings, p. 428.
Пожизненное высыпание на коже головы
      Всякий врач общей практики должен быть хорошим дерма¬тологом. Кожные сыпи часто невозможно отнести к какой-то диагностической классификации, и к тому же многие люди от¬носятся к ним, как к чему-то незначительному. Самого больно¬го, однако, эта сыпь может свести с ума, а врача, который возь¬мется ее лечить, не опираясь на истинные принципы, ждет много разочарований.
      "Холостой джентльмен 35 лет пришел ко мне на прием в конце августа 1887 г., жалуясь на высыпания на коже головы медного цвета, державшееся уже столько, сколько он себя помнил. Кроме сыпи, пациент жаловался на хроническую бессонницу и слабею¬щую память. Сначала я дал ему крепкой настойки Fagus cup. пo пять капель в ложке воды утром и вечером. Однако через месяц, а именно 30 сентября, пациент заявил, что не чувствует никакого улучшения: бессонница, забывчивость, беспокойство; сыпь усили¬лась, изо рта дурно пахло, слегка увеличенная печень, а селезенка увеличена сильно и уплотнена.
      Syphilinum CC. 11 ноября: "Я отлично спал! И я, и сам пациент сошлись во мнении, что волосы у него потемнели. Сыпь уменьши¬лась. Прописал Spiritus glandium guercus ? пять капель в ложке воды утром и вечером.
      12 декабря. Сыпь почти исчезла, селезенка болит немного, бес¬сонница осталась лишь в воспоминаниях.
Tinct. Carduus marian. В январе 1888 г. сообщил об исчезновении высыпаний; два года спустя он был вполне здоров, и с тех пор я о нем ничего не слышал"*.
*R.S.Hayes, Homoeopathy, v. V, N 6, 1936, p. 201. 
Паралич
      Перед заболеваниями нервной системы современные докто¬ра обычно опускают руки. Нервная система настолько загадоч¬на, что если иногда и удается поставить диагноз, то уж лечение удается найти совсем редко. Болезненные процессы в нервной системе развиваются так неумолимо и, по общему мнению, не¬обратимо, что болезни эти поистине воспринимаются как тра¬гедия "смерти заживо". Трагедия эта многократно умножается, когда заболевает ребенок.
      "Мальчик 6 лет. Паралич левой руки, пищевода и глотки. Дисфагия: жидкая пища вытекает через нос, а от твердой — больной давится. Голос гнусавый. Движения в левой руке ограничены, мальчик не может ничего взять. Лицо бледное, болезненное, блестящее. При разговоре отбрасывает голову назад. Запор с частыми безрезуль¬татными позывами. Болезнь началась несколько недель назад и быстро прогрессировала. В семье никаких подобных болезней не было; семейная конституция тяготеет к псорической. Три года назад мальчик отравился Rhus, вылечился самостоятельно. Во сне разговаривает, кричит. Рука не отводится, но сгибается. Слева па¬ралич ярко выражен, а справа — только слабость отводящих мышц руки. В горячем воздухе тело покрывается сыпью. Назначено: Plumbum 42 m. Излечился за 6 мес."*.
*J.T.Kent, op. cit., p. 483.
Цепочка увеличенных лимфоузлов и экзофтальм
      Случаи такие обычны в гомеопатической практике. Ведь со всей современной техникой все равно не всем больным можно установить диагноз. Аллопата такой случай приводит в отчая¬ние, он обращается к догадкам и паллиативным методам. Гоме¬опата же нисколько не тревожит такая ситуация: ведь его лече¬ние основано только на симптомах — ответе организма на бо¬лезнь — а не на диагнозе.
      "На закуску я припас вам случай 14-летнего Уильяма Д. Если бы не случаи, о которых я уже рассказал, вы бы решили, наверное, что я фантазирую. Это действительно один из самых потрясающих слу¬чаев в моей практике. Этот мальчик впервые пришел в Лондонский Гомеопатический госпиталь в ноябрн 1918 г. Его мне прислал, как неоперабельного, из своей хирургической клиники д-р Хэй. Был у него выраженный экзофтальм и пульс 150. Поверх, сзади и спере¬ди от правой грудинно-ключично-сосцевидной мышцы лежали це¬почки увеличенных лимфатических узлов, самые большие из них величиной с грецкий орех. А позади левой грудинно-ключично-сосцевидной мышцы   —  цепочка узлов, из которых самый большой величиной с конский боб. На обоих икрах — синеватые уплотнения, усеянные небольшими язвочками. Типичное увеличение лимфоуз¬лов туберкулезного происхождения. Дядя больного умер от чахот¬ки. Сам он родился недоношенным и отличается хрупким телосложением. Tuberculinum bovinum 30, один прием. Январь (месяц спус¬тя) 1919. Лимфоузлы лучше, но цепочка в правой половине шеи осталась. Корки с ног отшелушились, синюшность уменьшилась, открытых язв нет. Пуль 108. Глаза еще выступают. Tuberc. bovin. 30, один прием.
      В феврале и марте он еще принимал по разу Tuberc. bovin. 30. На икрах почти ничего не видно, лимфоузлы -лучше.
      Апрель: шея лучше, ноги почти здоровы; справа особенно. На¬значена Drosera 200 (росянка), один прием.
Эффект этого последнего лекарства был потрясающим. Через месяц (в мае) он приступил к технической работе. Лимфоузлы были нормальными, язвы зажили, экзофтальм исчез, пульс 80. Дальнейшего лечения не требовалось"*.
*M.Tyler, Homoeopathic Recorder, v. XLV, N 4, 1939, p. 363.
Уремические судороги
      Когда почка перестает выполнять свою функцию, токсины накапливаются в крови, вызывая состояние, называемое уре¬мией. Когда оно достаточно выражено, токсины поражают мозг, а затем ведут к гибели больного. Это уже конечная стадия болезни почек. В наше время аппарат "искусственная почка" позволяет продлить жизнь больным, но медицина не способна нормализовать функцию почки.
      "Высокий, темный, худощавый 72-летний мужчина. Страдает уре¬мическими судорогами. За неожиданно возникающей судорогой следует три-четыре еще, убывающей интенсивности и с уменьша¬ющимися интервалами. Единственное, что сам больной помнил о приступе — это ужасные острые боли, поднимавшиеся вдоль тела к вискам. После этого он терял сознание. Окружающие видели, что судорога начиналась с того, что больной вскакивал на ноги, затем ходил бесцельно с громким храпом и бульканьем в горле, пеной у рта и страшным выражением на лице. После этого он падал на пол с тоническим сокращением мышц в опистотонусе. Затем он впадал в кому: лицо бледнело, черты его заострялись, принимая вид почти Facies Hippocratica, появлялся обильный теплый пот, пульс слабел. Из этого состояния он выходил постепенно, в течение от одного до трех часов, после чего до следующего приступа выглядел почти нормально. Приступы бывали только днем, однако всю ночь он держал семью в тревоге и беспокойстве своими всхрапываниями.
      После одного приема Arsenicum album 4 m только однажды возник¬ли угрожающие симптомы. Альбуминурия исчезла и с тех пор — уже 6 месяцев — ничего беспокоящего не происходило"*.
*R.S.Hayes, op. cit
Ревматический миокардит
      Ревматизм — особый вид инфекции, поражающий сердеч¬ные клапаны, почки и суставы. В доантибиотиковую эру ревма¬тизм наделал много бед, что до сих пор ощущается среди стар¬шего поколения. Особенно опасно его быстрое разрушительное действие на ткани жизненноважных органов.
      "21 марта 1908 г. С.Е., 13 лет. Ревматический миокардит. Верху¬шечный толчок замедленный. Сильная пульсация аорты. Систоли¬ческий шум на митральном клапане. Расширение границ сердца влево. Периодически — боль в области сердца. Пульс 120. Сильная пульсация шейных сосудов. Ревматические боли в суставах ног. Болезнь началась в 4 года. 6 лет назад — острый ревматизм. Энтеробиоз (острицы). Сильная жажда (холодного). По утрам просыпает¬ся с дурным привкусом во рту, зубы при этом покрыты кровью. Моча обильна. Ночью: часто потеет, нуждается в свежем воздухе и прохладе в комнате. Спит на левом боку, на высоких подушках. Головные боли: в висках, над глазами, в макушке. Красные щеки. Ledum 10 m (багульник).
      18 апреля. Внешний вид — много лучше, также как и все симпто¬мы. Ревматические боли в суставах рук и ног — появляются и исче¬зают. Пульс 88. Ledum 10 m.
      11 мая. Спит теперь с закрытым ртом. Прыщи на лбу и вокруг рта.
      9 июня. Легкие ревматические боли время от времени. Глаза — лучше. Странный симптом: боль в желудке после нескольких глот¬ков. Стул трижды в день, первый раз — после завтрака. Частое мочеиспускание, но приходится подолгу сидеть, чтобы помочиться. Aurum 10m (золото).
      29 июня. Першение в горле. Пульс 80, неритмичный. Сильный верхушечный толчок.
      13 июля. Моча зловонная, с тухлым запахом; задержка перед мочеиспусканием уменьшилась. Иногда боли слева (желудок?). Боли в сердце. Aurum 10 m.
      24 августа и 10 октября — Aurum 50 m. 11 января — Aurum cm.
      29 марта. Недостаточность митрального клапана. Кажется, что после 4 или 5 сокращений сердце выпадет. Ревматические боли. Головокружение. Утром, при пробуждении, кровь во рту на зубах. При глотании ощущение кома в горле. Кишечник функционирует нормально. Судороги в правой ноге. Aurum 10m. Повторный прием 8 мая при обострении симптомов, связанных с простудой.
      30 июня и 28 июля. Aurum 50 m.
      25 августа и 6 октября. Aurum cm.
При очередном приеме лекарства — в мае 1909 г.- был кашель и отхаркивалась почти чистая кровь — от простуды. В июне девочка купалась в озере по три раза в день, после чего у нее болело серд¬це. Боли в сердце и в суставах появлялись еще несколько раз, но общее состояние продолжало улучшаться. Девочка стала здоро¬вой, крепкой и веселой"*.
*J.T.Кent, op. cit., p. 473.
Ревматоидный артрит
      Еще одно серьёзное осложнение стрептококкового фаринги¬та или острого ревматизма. Это — самый разрушительный вид артрита. У современной медицины есть много средств, снима¬ющих боль или воспаление, но нет средств окончательно оста¬новить этот процесс.
      "Пожилая дама 68 лет, уже два года прикованная к креслу ревмати¬ческими контрактурами позвоночника, тазобедренного и голено¬стопного суставов, жалуется также на болезненность костей. Боли начинаются в области яичников и распространяются вниз по пе¬редней поверхности бедер. Онемение обеих ног — от бедер до пальцев — наиболее выражено в пятках, причем усиливается ночью. По утрам — головокружение, кажется, что оно поднимается откуда-то снизу, и сопровождается мгновенной слепотой. Легко потеет — спина, плечи, бедра, особенно вечером, сильнее после 11 часов. Раньше страдала мигренью, начинавшейся над одним глазом и переходившей на другую сторону. Мигрень эта усилива¬лась на солнце. Бывает ощущение, как будто по бедрам стекает холодная вода. В области голеностопного сустава — зудящая экзе¬ма. Упорный запор. Ночью, во сне, высовывает из-под одеяла ноги. Ухудшение: от ветра, сквозняков, сырости, холода, физических усилий. Лучше от постоянного движения. Назначен: однократный прием Sulphur 12(1 ноября 1919 г.). Улучшение происходит до сих пор. Теперь пациентка уже хорошо ходит, в том числе по лестнице и по улице"*.
*M.Boger, International Hahnemannian Association: Trans. 41 si Proceedings, 1920, p.  251.
Карбункул на задней поверхности шеи
      Относительно безобидная, но исключительно неприятная болезнь, с которой ежедневно встречается врач общей практики на частном приеме. Конечно, сейчас существуют антибиотики, позволяющие разделаться с карбункулом. Однако они никак не меняют восприимчивость к таким заболеваниям. Вот пример гомеопатического подхода — целостного лечения пациента, об¬ратившегося по поводу местной патологии:
"30-летняя женщина страдала от карбункула задней поверхности шеи, применила множество домашних средств и не получила от них никакого облегчения. Припухлость была обречена на нагное¬ние. Она была пятнисто-синей, а боль — острой, жгучей и режущей. Больную тошнило и рвало, ночь она провела в бреду. Глаза смот¬рели невидящим взглядом, лихорадка, зловонный запах изо рта, язык обложен грязным налетом. Мышцы головы и лица очень на¬пряжены. Больная умоляла об инъекции морфина, которая избави¬ла бы ее от "этих жгучих и режущих болей". Назначен один прием Tarentula cubensis 12 х; больная успокоилась, а страшная припух¬лость остановилась в своем развитии, не нагноившись. Через два дня исчезла синюшность, чуть позже — уплотнение. Очень быстро пациентка совершенно выздоровела, и совсем недавно говорила мне, что с тех пор у нее не бывало ее привычных головных болей. Настолько глубоко лекарство подействовало на весь организм"*.
*J.T.Kent, op. cit, p. 412.
Травма колена
      "Мисс Г., 48-летняя школьная учительница. Повторяющиеся при¬ступы тревожности и депрессии до сих пор уже много лет, подда¬валась лечению Sepia или Nux vomica. В ноябре 1962 г. на танцах повредила правое колено. Проведено рентгеновское обследова¬ние.
Физиотерапия неэффективна. Через 2 месяца — все еще явная припухлость и деформация. В это прими опять был приступ деп¬рессии и попытка самоубийства при помощи автомобильных вы¬хлопных газов, предотвращенная соседом. Я направил ее к ортопе¬ду. Тот исследовал колено под анестезией, но ничего не нашел. На следующей консультации я узнал, что она испытывает ощущение стальной проволоки над больным коленом и непреодолимое жела¬ние браниться. Anacardium имел действие просто удивительное — колено выздоровело, изменилось психическое состояние: появи¬лась новая уверенность в себе, она обратилась за повышением по службе и получила его, вообще выглядит новым человеком"*
*J.Mek Burns, British Homoeopathic Journal, v  LIII, July 1964, p. 186.
Пневмония
Еще одна очень распространенная болезнь. Предлагаемый случай демонстрирует возможности гомеопатии, как альтерна¬тивы современным лекарствам.
      "7-летняя девочка поступила в Лондонский Королевский гомеопа¬тический госпиталь в полдень 30 марта 1918 г. с жалобами на боль в левой половине груди. При обследовании обнаружен явный пнев¬монический очаг в основании левого легкого. Температура при по¬ступлении 104 F, пульс поднялся от 128 до 148, а частота дыха¬ния — от 58 до 76. Назначена Bryonia 200 каждые два часа, и мень¬ше чем через 48 часов после поступления температура была нор¬мальной (96,80 F"), боль исчезла"*.
*"Little cases". Homoeopathy, v. HI, N 9, 1934, p. 287.
 
11. КАК ДЕЙСТВУЕТ ГОМЕОПАТИЯ
      Мы с вами рассмотрели возвращение общества к естествен¬ным путям восстановления здоровья из-за неспособности со¬временной медицины эффективно лечить хронические болез¬ни. Шаг за шагом мы следовали за Ганеманном по его полной открытий жизни: Закон подобия, извлечение лечебной силы из вещества с одновременным освобождением его от токсических свойств, концепция "жизненной силы", представление о миаз¬мах, как глубинной причине хронических болезней. Мы броси¬ли взгляд на ход гомеопатического приема и на чудесные ре¬зультаты действия правильно подобранного лекарства.
      Гомеопатия действует, однако нашего понимания природы вещей недостаточно, чтобы сказать, как она работает. Вопрос этот, конечно, чисто академический, ведь нашего понимания гомеопатии хватает для основной нашей задачи — лечения больных. Однако человеческий разум ищет ответов. Поэтому я постараюсь дать вам лучший — из возможных сейчас в пределах известного — ответ.
      Легко понять, что симптомы суть способы, которыми орга¬низм пытается избавиться от болезни. Как сказал Гиппократ: "Тошнота излечивается рвотой". Создается представление, что каждый организм наделен защитным механизмом (то есть част¬ным проявлением жизненной силы в болезненных условиях), который включается при вторжении в организм болезнетворно¬го агента — внутреннего или внешнего. Мы знаем, что у всех инфекционных болезней есть инкубационный период — не¬сколько часов или дней — в течение которых человек еще не знает, что заболел; симптомы появляются только после этого. Вот первый ключ к динамической концепции болезни.
      Феномен появления определенных симптомов мы можем ясно видеть в развитии болезни. Но в чем состоит процесс их "сотворения"? И вообще всякого "творения"? Когда человек творит нечто, он сначала задумывает это. Этот замысел и есть начало творения на динамическом уронне. Изобретатель, созда¬ющий новую машину, сначала продумывает ее, творит в созна¬нии.
      Это правило динамического происхождения творения верно для любого творения — Вселенной, Человека или человеческих произведений. "Низкое подобно высокому". И природа работа¬ет так же, и болезнь творится тем же путем. Когда болезнетвор¬ный агент встречает восприимчивый организм — вы видите встречу положительного и отрицательного полюсов, света и тьмы, мужского и женского, Инь и Янь — тогда на динамичес¬ком уровне возникает болезнь. Только позже мы видим в орга¬низме ее результаты.
      Это захватывающее весь организм динамическое расстройство начинается с его центра, с электромагнитного поля чело¬веческого тела. До последнего времени сама идея связанного с человеческим организмом электромагнитного поля привлекала мало внимания, но современные исследования с применением чувствительных приборов и Кирлиановской фотографии пока¬зали, что всякий живой организм пронизан активным электро¬магнитным полем. Интенсивность этого поля может быть изме¬рена, причём обнаруживается исключительная его динамич¬ность. Интенсивность поля очень сильно изменяется в зависи¬мости от состояния сознания, от эмоций, приема алкоголя или наркотиков, а также от заболеваний.
      Открытие биоэлектромагнитных полей революционизирует классическую физику. Ньютон описал физические законы, уп¬равляющие видимым физическим миром, и эти законы столь же действенны сейчас, как и в его время. Однако исследование атомного и субатомного уровней бытия потребовало новых концепций, которые и были созданы современной физикой. Они постулируют, что материя и энергия не могут рассматри¬ваться как изолированные категории. Они взаимозаменяемы и взаимодействуют в контексте того, что называется "полем". Важность этой концепции лучше всего сформулировал Альберт Эйнштейн:
      "Таким образом мы можем рассматривать материю как области пространства, в которых наиболее интенсивно поле… В новой фи¬зике нет места понятиям поля и материи, ибо поле является един¬ственной реальностью".
      Для электромагнитных полей характерна вибрация. Вра¬щающиеся вокруг атомного ядра электроны вибрируют с часто¬той, определяемой уровнем энергии и типом частицы. Для наших целей важно, однако, что все в природе существует в состоянии вибрации, и что всякое электромагнитное поле ха¬рактеризуется в принципе измеримыми частотами вибрации.
      Не составляет исключения и человеческий организм. Упро¬щая сверхсложную ситуацию, можно представить себе человека как существо, вибрирующее с некоторой частотой, причем час¬тота эта ежесекундно изменяется в зависимости от психическо¬го состояния индивидуума, стрессов, болезней и т.д. Не исклю¬чено, что "жизненная сила", о которой говорил Ганеманн, и представляет из себя электромагнитное поле.
      Когда болезнетворный фактор воздействует на электромаг¬нитное поле некоторого человека, события могут развиваться двумя путями. Если конституциональное состояние человека достаточно сильно, а болезнетворный фактор слаб, частота виб¬рации электромагнитного поля изменяется незначительно и не¬надолго. Сам человек при этом даже не знает, что произошло.
      Если же, напротив, болезнетворный агент преодолевает со¬противление жизненной силы, частота вибрации изменяется в большей степени. Тогда эффект ощущается и самим субъектом. В действие вступают защитные механизмы, включающие пси¬хические, эмоциональные и соматические изменения.
      Защитные механизмы включаются лишь тогда, когда стимул угрожает существованию или благосостоянию организма. Тогда и происходят те процессы, которые пациент ощущает в виде симптомов. Симптомы болезни — суть реакции организма, пы¬тающегося избавиться от вредоносных воздействий, которые в свою очередь являются лишь материальными проявлениями более ранних расстройств на динамическом, электромагнитном уровне.
      Роль гомеопатии состоит в усилении защитных механизмов организма, снабжении их ресурсами и энергией. Она действует сонаправленно жизненной силе, а не противонаправленно ей. Определить это направление, соответствующее природной муд¬рости организма, можно по тем самым симптомам, которые ал¬лопатия так склонна подавлять
      Поскольку всякое вещество характеризуется электромагнит¬ным полем, задача гомеопата состоит и обнаружении веществ, "частота вибрации" которых возможно ближе соответствует та¬ковой больного человека. Как уже скачаио, эта "частота" про¬является всей совокупностью симптомов — у больного челове¬ка или у испытателя лекарства. Когда частоты, характеризую¬щие поля пациента и лекарства, совпадают, возникает явление, известное физикам и инженерам как "резонанс". Как один ка¬мертон может вызвать вибрацию другого, который характеризуется той же частотой, так и лекарство усиливает вибрацию электромагнитного поля пациента. Результатом является усиле¬ние электромагнитного поля пациента на той самой частоте, которая необходима для излечения.
      Конечно, для достижения такого благотворного эффекта по¬добранное лекарство должно очень точно соответствовать па¬циенту (или его "частоте"). Поэтому так важно, чтобы больные обращались только к вполне квалифицированным гомеопатам, учившимся в уважаемом учебном заведении не менее четырех лет и точно следующим основным законам и принципам гоме¬опатии. Есть немало гомеопатов, лишь частично подготовлен¬ных и зачастую далеко отклоняющихся от основных принципов гомеопатии. Хотя они и назначают гомеопатически приготов¬ленные лекарства, их нельзя назвать гомеопатами. Хотя плохая гомеопатия не может принести прямого, активного вреда, как токсические аллопатические средства, она тем не менее, бес¬спорно, вызывает значительные нарушения в жизненной силе организма. Продолжающиеся в течение долгого времени беспо¬рядочные гомеопатические назначения запутывают случаи до такой степени, что даже гомеопат высочайшего класса не может ничего поделать.
      В соответствии с принципом резонанса (он же — Закон по¬добия), не подходящее для всех симптомов пациента лекарство не может иметь никакого действия. Аналогично, невозможно ожидать, чтобы два или три лекарства вместе выполняли задачу, предназначенную для одного. Логически может показаться убедительным, что если одно лекарство может вызвать 80% имею¬щихся у больного симптомов, а другое — остальные 20%, то их можно назначить вместе, чтобы соединенными усилиями они излечили больного. Но это невозможно. Дело не в количестве, а в качестве, и сложение симптомов из разных лекарств невоз¬можно. Каждое лекарство обладает своим уникальным качест¬вом — частотой вибрации поля — и, таким образом, их со¬вместное назначение вызывает диссонанс. Вот вам грубая ана¬логия: две сонаты Бетховена дарят нам каждая свою красоту. Если же мы попытаемся слушать их одновременно, то услышим только бессмысленный диссонанс, мучительный для уха. Каж¬дому лекарству свойственна своя частота вибрации, и для ус¬пешного действия оно одно должно быть подобно симптомам и назначено отдельно.
 
12. ДРУГИЕ ЗАКОНЫ ЛЕЧЕНИЯ
      Любой врач, не только гомеопат, глубоко изучающий слу¬чаи, за которые берется, обязательно делает много важных на¬блюдений. Таким путем гомеопатия открыла и другие законы лечения. Как и те, которые мы уже обсуждали, эти законы носят универсальный характер. Они приложимы к любой об¬ласти — акупунктуре, траволечению, полярному массажу, пси¬хотерапии и даже аллопатии.
      Вы уже знаете, что после приема правильно подобранного лекарства можно ожидать усиления симптомов, за которым последует окончательное излечение. При острых заболеваниях это усиление может быть незаметно, оно вполне отчетливо при хронических. Иногда интенсивность обострения заставляет на¬зывать его лечебным кризисом. Кризис может проявиться вне¬запным поносом, обильными месячными, мокротой, профузным потом, сонливостью, возобновлением подавленной неког¬да кожной сыпи. Длительность и интенсивность кризиса прямо пропорциональны тяжести случая. Два условия требуются для такой реакции: правильно подобранное лекарство и достаточ¬ность жизненной силы. Вот почему так рады этим обострениям истинные гомеопаты.
      Часто слабые пациенты претерпевают лечебный кризис только после того, как их организм достаточно окрепнет от го¬меопатических назначений и правильного образа жизни.
      В гомеопатии описано до 22 различных реакций на первый прием лекарства. Детали не входят в нашу задачу; достаточно будет сказать, что симптомы должны исчезать после первого приема правильно подобранного лекарства в одном из четырех следующих направлений:
— от центра к периферии тела
— сверху вниз
— от жизненно важных органов к менее важным
— исчезать в порядке, обратном появлению — появившиеся первыми исчезают последними.
      Говоря о движении симптомов от центра к периферии, мы считаем центром человека мозг, обеспечивающий мышление и все высшие функции. За мозгом следует сердце, печень, легкие, почки и так до мышц и кожи, образующих периферию организма. Пример: можно легко пренебречь разрывом кровеносного сосуда на коже, а то же самое в мозге может быть смертельно. Любое расстройство в центре неизбежно нарушает все функции организма.
      Например, при гомеопатическом лечении психического за¬болевания психические симптомы исчезают, сменяясь желу¬дочными. По этому признаку гомеопат узнает о том, что в конце концов излечение наступит, так как симптомы изменя¬ются в правильном направлении — от центра к периферии. Аналогично, появившаяся в ходе лечения астмы кожная сыпь служит гарантией хорошего прогноза. Правильное понимание, оценка и лечение изменяющихся симптомов требуют от гомео¬пата немалого мастерства. К несчастью, нередко невежествен¬ный пациент, обнаружив у себя благоприятное по сути измене¬ние — например, кожную сыпь,- обращается к аллопату, кото¬рый и восстанавливает исходное состояние.
      Одно из наиболее ясных описаний благоприятного направ¬ления изменении принадлежит Гиппократу. В 49 афоризме он говорит:
      "У больного грудной жабой появление на груди припухлости и покраснения — добрый знак, показывающий, что болезнь движется к периферии". ,
      В разделе 7, афоризме 5: "При психическом расстройстве маниакального типа понос или анасарка — добрые знаки".
В разделе 6, афоризме 11: "У страдающего подавленностью духа и болезнями почек появление геморроя — хороший при¬знак".
      Далее, 21 афоризм: "Появление у страдающего манией вари¬козных вен или геморроя — признаки, что мания излечивает¬ся".
      Далее, 26 афоризм: "Если рожа переходит снаружи внутрь — это плохой признак, а если изнутри наружу — хороший"*.
*Гиппократ, Афоризмы (пер. с греческого Дж. Витулкаса)
      По этим примерам видно, как точно понимал и описывал закон направления этот великий врач древности.
Направление сверху вниз проявляется большей частью в сыпных болезнях. Сыпь должна перемещаться от головы и верхних частей конечностей по направлению к пальцам и ног¬тям. Аналогично, перемещение симптомов от мозга к легким есть перемещение симптомов сверху вниз (и одновременно от более важного органа к менее важному).
      Наконец, исчезновение симптомов "в обратном порядке" означает, что, например, у больного, десять лет назад страдав¬шего от головных болей, потом от головокружения, потом — от депрессии или эпилепсии, сначала должны исчезнуть депрес¬сия или эпилепсия, потом головокружение. После этого долж¬ны возобновиться давние головные боли и наконец исчезнуть. Видите, какая тщательная работа требуется от гомеопата в каж¬дом частном случае, если он хочет восстановить здоровье паци¬ента, сколько требуется знаний с какими он встречается труд¬ностями.
      Крайне важно, чтобы и сам пациент понимал основы гомео¬патии, иначе он может прервать лечение как раз тогда, когда начнется улучшение. Мне случалось пережить немало огорче¬ний, когда невежество и нетерпение губили хорошую работу.
 
13. СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОМЕОПАТИИ
      Не приходится ожидать, что наука автоматически примет любую вновь открытую истину. Бытует наивное романтичное представление об ученых и врачах, как о рационально мотивированных людях, готовых немедленно отбросить предрассудок перед лицом истины. Судьбы Декарта, Галилея и многих других пионеров, в свое время облитых грязью, служат этому достаточ¬ным подтверждением.
      В случае гомеопатии ясно, что принятие ее радикальных принципов повлекло бы слишком серьезные изменения, кото¬рые коснулись бы всего спектра связанных с медициной учреж¬дений, медицинских институтов и исследовательских учрежде¬ний, фармацевтических фирм и медицинских страховых компа¬ний, FDA (Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов) и т.д. Такие широкие политические и организационные изменения, если вообще возможны, то могут произойти только очень медленно.
      На защиту аллопатии поднимется множество людей, лично заинтересованных в ее судьбе — врачей, фармацевтов, органи¬заторов здравоохранения. Они скажут, что современная меди¬цина значительно увеличила продолжительность жизни во всем мире. Они не допускают мысли, что эта же медицина превраща¬ет человека в 30 лет в полутруп, хотя он может дожить потом и до 70. Психические и физические страдания людей только на¬растают с годами, хотя продолжительность жизни и увеличи¬лась. Рак, эпилепсия, сердечные болезни, сумасшествие и все новые разновидности соматических и психических расстройств неумолимо распространяются.
      Для гомеопатии одна из самых тяжелых проблем (вероятно, в наибольшей степени ответственная за ее относительный упа¬док в последние 70 лет) — это проблема экономическая. Гоме¬опатия требует очень много времени и для беседы с пациентом, и для работы с его случаем в одиночестве. В прошлом большин¬ство людей жило в сельской местности. Врач садился в бричку и отправлялся к одному из пациентов, где проводил день или полдня со всей его семьей. Он и видел своими глазами условия
жизни пациента, и имел в своем распоряжении достаточно вре¬мени для добросовестного сбора необходимых сведений. Вре¬мени ему было не жалко, ведь платили ему цыплятами, почин¬кой крыши осенью или специально для него сшитой курткой.
      Когда же общество и медицина переместились в города, все усложнилось. Врачу нужна приемная, секретарь, медсестра… Деньги, став всеобщим средством обмена, стали и всеобщей проблемой. В наши дни они нужны любому врачу, и гомеопаты здесь не исключение, для поддержания частной практики. Эти экономические реалии оказывают огромное давление, вынуж¬дая врача принимать все больше и больше пациентов в день.
      К несчастью, следование законам Природы не терпит распи¬саний. Врачи, в быстром ритме следующие за своим расписани¬ем, достигают плохих результатов. Те же, кто тратит на каждого больного необходимое время, вынуждены назначать за свои приемы большую плату, и все равно много работают над каж¬дым случаем во внерабочее время.
      Пациентам плата за гомеопатический прием сперва может показаться очень высокой, но на самом деле они много эконо¬мят. Болезнь, которую гомеопатия может быстро вылечить, ал¬лопаты будут годами лечить лишь паллиативно, на что больной может истратить много тысяч фунтов стерлингов.
      По всем этим причинам доход настоящего гомеопата значи¬тельно меньше заработка его коллеги-аллопата. Для только что получившего медицинское образование молодого врача, обре¬мененного большими долгами и растущей семьей, это серьез¬ный фактор. Непохоже, чтобы орды врачей в ближайшем буду¬щем бросились в гомеопатию
      Но пусть даже мы найдем эту идеальную ситуацию: место, где гомеопат может практиковать, не встречая политического противодействия, и врача, заинтересованного в гомеопатии и одновременно независимого материально Всё равно наиболь¬шее из всех препятствий остается: огромные затраты времени и сил, необходимые для адекватного обучении гомеопатии. Это не та профессия, которую можно изучить за несколько недель, на каком-нибудь семинаре. Только четырехлетний курс чистой гомеопатии в специализированной гомеопатической школе может адекватно подготовить студента к гомеопатической прак¬тике. Детали такого обучения мы еще обсудим.
      Немногие врачи настолько заинтересованы гомеопатией, чтобы принести необходимые жертвы. Всякий студент, собирающийся заниматься гомеопатией, сперва должен шесть или семь лет учиться аллопатии, а в гомеопатической практике по¬лученные при этом знания почти бесполезны. Если после семи лет медицинского образования у него еще остались энергия, смелость и деньги, необходимые для обучения гомеопатии, и семья его согласна это терпеть, ему приходится заниматься частным образом или в какой-нибудь из гомеопатических кли¬ник, зачастую далеко от дома. Но и в этом случае обучение неадекватно. Отрывочные знания могут заставить врача считать эти знания гомеопатией. Так получается второсортная гомеопа¬тия, очень мешающая развитию гомеопатии истинной. Таково современное положение гомеопатии в окружающем нас мире, за несколькими исключениями.
      Практические проблемы, однако, лишь отражают сложности глубинные. Технологическая эпоха глубоко впечатала в нас всех свою форму мышления, материалистическую и чуждую тонкой, динамической реальности. Истина проявляется в любом обще¬стве прямо пропорционально его зрелости, цивилизованности, уровню развития и достигнутому его членами уровню понима¬ния. Общество, в котором все вещи занимали бы свое место, а человек жил бы в правильных отношениях с собой и миром, легко бы приняло гомеопатию. Но как можем мы ожидать, чтобы общество в мгновение ока доросло до такого благосло¬венного состояния? Никакой фокус, никакая пилюля не может чудесным образом победить могучие силы, приведшие челове¬чество в его нынешнее положение.
      Гомеопатию, которая может положить конец стольким стра¬даниям, нужно заслужить. Только человек мудрый и понимаю¬щий изберет гомеопатию. Имеющему дастся. Сколько раз се¬мейные врачи отговаривали своих пациентов, собиравшихся разузнать о гомеопатии, издеваясь над ней: они попросту не давали им вылечиться! Это как — вина гомеопатии или нашего общества? Пусть меня могут понять неправильно, но я повто¬рю: только тот, кто этого заслуживает, найдет для себя гомеопа¬тию и получит от нее пользу!
      Гомеопатия существует на свете больше полутора сот лет, противостоя неподкупному испытанию временем и всевозмож¬ным нападкам. Секрет ее успеха — в ее истинности. Около 1845 года, когда французского министра Ф.Гизо аллопатический ме¬дицинский совет попросил принять меры против гомеопатии, тот ответил:
"Если гомеопатия — химера или бесполезный метод, она исчезнет сама. Если же, напротив, она представляет собой прогресс, она будет распространяться, что бы не предприняли для ее остановки. И именно к этому должна больше всего стремится Академия, зада¬ча которой — стимулировать прогресс науки и поддерживать от¬крытия"*.
*Цит. по: Brian Inglis, Fringe Medicine (L: Faber & Faber, 1964).
 
14. ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ
      Несмотря на все трудности, препятствующие развитию в мире новой и революционной системы, некоторые очень важ¬ные шаги к установлению высшего стандарта гомеопатии уже делаются. Эти усилия требуют помощи множества людей в раз¬личных сферах. Итак, что может сделать для укрепления гомео¬патии отдельный человек?
      Первое и самое важное — лечиться у хорошего гомеопата. Личный опыт — единственный способ вполне осознать благо¬творность гомеопатии. Для этого не нужно серьезно болеть, ведь какое-нибудь расстройство или нарушение есть практичес¬ки у любого человека.
      Как же найти хорошего, квалифицированного гомеопата? Во-первых, вам помогут адреса, указанные в приложении 3. Кроме того, старайтесь найти врачей, учившихся у выдающихся гомеопатов нашего времени.
      Важнейшая задача на будущее — создать настоящее учебное заведение для подготовки гомеопатов с полной учебной про¬граммой. Необходимые для этого средства в настоящее время отсутствуют. Определенные шаги, впрочем, уже сделаны, и еще могут быть сделаны прямо сейчас.
Создана некоммерческая организация для поддержки раз¬личных проектов по распространению гомеопатии в мире: Международный Фонд по распространению гомеопатии. Его адрес: 76 Lee Street, Mill Valley, CA 94941, USA. В первую оче¬редь не хватает денег, но нужны также умения и таланты всех, кто хотел бы помочь гомеопатии занять принадлежащее ей по праву место в мире. Умение, талант и, прежде всего, воображе¬ние — вот силы, способные воплотить истины гомеопатии в конкретную реальность.
      В стадии планирования находится и важный проект созда¬ния лечебного центра, куда могли бы приезжать пациенты со всего мира. Это было бы не только место, где можно получить наилучшее гомеопатическое лечение (и другие виды холисти¬ческого лечения по показаниям), но также и учебная база для изучивших основной курс гомеопатов. Постепенно этот центр стал бы ядром для создания в конце концов настоящей гомео¬патической школы.
      Таковы уже сформулированные планы. Для такой эффектив¬ной системы лечения, как гомеопатия, невозможно предсказать все направления роста. Пределы этого роста определяются только энергией, талантами и кругозором людей, взявшихся с любовью к ближнему в сердце за эту замечательную задачу.
      Позвольте только кратко обрисовать вам программу обуче¬ния в будущей школе. Она неизбежно будет кардинально отли¬чаться от того, что преподают в обычных медицинских инсти¬тутах.
      Начать надо с самого основного предмета медицины: чело¬века. До сих пор медицина рассматривала человека исключи¬тельно как физико-электрохимическое образование. В теории она допускала существование чего-то кроме материального тела — психики, сознания или души. Но разве врачи понимают в этом что-нибудь? Каждый день им приходится лечить кожные сыпи, возникшие от огорчения, паралич Белла от тревоги, диа¬бет от разочарования, язву двенадцатиперстной кишки от раз¬дражения или напряжения, бессонницу от страха или излишне¬го честолюбия, хорею от досады или унижения и так без конца. Так что действия чувств и мыслей на тело они могут наблюдать в своей практике каждый день. Однако они не умеют добирать¬ся до корня таких болезней и не задумываются о необходимости иных лечебных подходов.
      Так что гомеопата совершенно необходимо учить понима¬нию психики, эмоций человека. Они подробнейшим образом описаны в гомеопатических Materia Medica, благодаря чему го¬меопаты могут обнаруживать нарушения и их корни, а затем излечивать их радикально. Поэтому на протяжении всего пе¬риода обучения одним из основных предметов должно быть изучение Materia Medica.
      За ним следует изучение философии гомеопатии, дисципли¬ны, изучающей законы лечения. Это далеко не только то, что рассматривалось в этой книге. Есть еще много законов, позво¬ляющих гомеопату определить успешность лечения или подав¬ление болезни, вовремя сделать перерыв в лечении для прояснения случая, находить "суть" всякого случая, отличать случаи излечимые от неизлечимых и т.д.
      Затем студент должен изучить предметы, которые дадут ему понимание устройства и функционирования человеческого ор¬ганизма, как здорового, так и больного: анатомию, физиоло¬гию, патологию, фармакологию и различные специальные дисциплины. Эти все предметы должны изучаться в свете понимания действия жизненной силы. Тогда сразу станут понятыми многие факты, загадочные для современной медицины. Студентов следует также обучить тому из современной техники, что полезно для дела лечения — лабораторным методам, рентгенологии, пониманию электрокардиограмм, а также доказавшим свою эффективность холистическим методам, как древним, так и современным.
      На примере своих учителей студент должен постигнуть, что все свое научное знание он должен строить на фундаменте любви и сострадания. Только в этом случае лечение будет yспешным.
      И наконец, обучение в школе должно поселить в глубину сердца молодого врача понимание, что человек — не случайность в мире, а порождение Божественной Воли, и его предназначение — освободиться от пут страданий, страстей и эгоизма.
 
15. ОБЕТОВАНИЕ НОВОЙ ЭПОХИ
Я глубокo убежден, что человечество вступает в Новую эпоху сознательно.  Грядет новое понимание мира, пересмотр устоявшихся норм, иными словами — начался глубинный переворот, который приведет к невиданному до сих пор духовному росту.
      Особенно ускоряет движение человечества по этому пути страдание.   Происходит оно от многих причин, и одно из первых мест занимает здоровье, а точнее — болезни.
Люди, пробудившиеся к новому осознанию бытия и своего места в мире, ощущают себя калеками. Тело, то орудие, которое должно бы помочь человеку достичь новых высот, само деградировало до полной непригодности.
Скоро думающие люди зададут вопрос: "Если классическая медицина так хороша, то почему она не исправила положения? Почему нас окружают миллионы эпилептиков, душевнобольных, параноиков, диабетиков, астматиков, сердечников, жертв рака?"
      Неудивительно поэтому, что люди ищут альтернативы. В этой небольшой книжке я хотел показать вам глубину, основательность, свойственные гомеопатии, и ее невероятную эффективность. Нечего и говорить, чудеса могут творить только Мастера гомеопатии, однако главное — что они возможны. Так говорю не только я, но и все Мастера прошлого и современности.
      Приведу слова д-ра У.Х.Шварца, сказанные им на международном гомеопатическом конгрессе в Америке:
      "Позвольте  мне  сослаться  на  моего  Учителя,  доктора Джеймса Тайлера Кента, который сказал в председательской речи на собрании Общества гомеопатов в Чикаго в 1912 г.:
Давайте объявим миру, что мы можем. Раз мы делаем это, то пусть эти результаты будут для других образцом для подражания. А именно, любая острая болезнь, какой бы она ни была злокачественной, может быть вылечена или остановлена гомеопатическими средствами: брюшной тиф и коклюш — за десять дней; грипп, острый бронхит, пневмония и ремитирующая лихорадка — за несколько часов; скарлатина, дифтерия, корь, оспа и перемежающаяся лихорадка  —  за несколько дней; септические лихорадки — за несколько часов".
      Однажды я спросил д-ра Кента: "Что вы можете сделать для душевнобольных?" Он ответил:
"Если бы я сейчас пошел по нашим сумасшедшим домам, я мог бы вылечить половину заключенных там несчастных. А если бы они попали ко мне перед своим помещением туда, то я мог бы помочь практически всем, кроме имбецилов, эпилепти¬ков и страдающих опухолями мозга".
      Любой опытный гомеопат подтвердит правоту слов д-ра Кента. Их опыт говорит о том же. Гомеопатия — действительно талисман, от которого бегут все болезни.
      Однако, несмотря на столетней давности доказательства, приведенные Ганеманном, на двадцатилетней давности заявле¬ние Кента и на наш собственный опыт, мы не спешим почему-то рассказать миру, врачам и непрофессионалам о возможнос¬тях гомеопатии. А если мы им не скажем, откуда им узнать? Мы рассказываем о своих успехах друг другу на своих собраниях и в своих журналах, но мы не слышим призыва "пойдите и пропо¬ведуйте Евангелие всем народам".
      Мы ленивы и прикрываем нашу лень словами о "професси¬ональной этике", идя по пути наименьшего сопротивления. Мы, подобно неразумным девам, зарываем таланты в землю и прячем свечу под сосуд, оставляя во мраке страждущее челове¬чество. Разве это нравственно? Наш долг — идти и проповедо¬вать, распространять гомеопатию. Врачи в большинстве своем жаждут и алчут гомеопатии, не зная этого сами.
      Если какой-нибудь гений сможет пробудить мир и дать ему понять возможности гомеопатии, это будет означать новую эпоху для человечества, медицинский Ренессанс. Гомеопатия — на¬столько действенная система, что ее повсеместное употребление в медицине будет означать движение к золотому веку. Ведь она спо¬собствует не только физическому оздоровлению, но и духовному росту человека, по-своему помогая спасению душ. Гармонизируя функции органов тела, она создает лучшее вместилище для разума и духа. Она открывает высшие центры для духовных, небесных влияний. Это единственная подлинно научная медицина, но без интенсивной подготовки с нею не справится.
      Возможности гомеопатии не ограничены какими-то отдель¬ными болезнями. Однако в некоторых случаях она не может помочь — когда в организме не хватает жизненной силы.
      Есть и еще одно поле деятельности для гомеопатии. Я ут¬верждаю, и никто из знающих гомеопатов меня не опровергнет, что своевременный прием конституционального гомеопатичес¬кого лекарства может прибавить пациенту несколько лет жизни. Даже тех стариков, которые к 70-ти годам жизни уже близки к смерти, можно омолодить, дать им еще один отрезок жизни, благополучной, полезной и радостной для окружающих. Именно поэтому я предсказал в 1916 году в одной из своих статей, что г-н Джон Д. Рокфеллер проживет больше девяноста лет. Я знал, что его врач, д-р Алонцо Остин, укреплял жизнен¬ную силу этого замечательного человека при помощи гомеопа¬тического средства"*.
*W.H.Schwartz, Homoeopathy, v. V, 1936, pp. 15-18.
      Эффективность гомеопатии абсолютна в случаях, когда нет патологических изменений в тканях, когда расстройство носит чисто функциональный характер. То есть, хотя больной может очень страдать, даже самое тщательное клиническое обследова¬ние не выявляет никакой морфологической базы. Результаты гомеопатии также особенно хороши при лечении детских бо¬лезней, как острых, так и хронических. У детей болезнь еще не могла успеть достигнуть неизлечимой стадии, жизненная сила их — в высшей точке своей способности вырабатывать необхо¬димую реакцию. Дети, которых лечат гомеопатически, болеют куда меньше других, т.к. гомеопатия устраняет и предрасполо¬женность к болезням. Конечно, для полного устранения пред¬расположенности к болезням лечение должно быть продолжи¬тельным и начинаться с самого начала жизни — с зачатия.
      Таким образом, полное принятие гомеопатии в какой-либо стране (в сочетании с определенными гигиеническими мерами, которые мы здесь не обсуждаем) способно совершенно обно¬вить население.
Нередко настоящие мастера гомеопатии могут через пра¬вильную и регулярную стимуляцию жизненной силы справить¬ся даже с признанными неизлечимыми случаями. Поэтому че¬ловек, совершивший самые удивительные исцеления в истории гомеопатии — д-р Дж. Т. Кент — писал одному из друзей:
"Свои случаи эпилепсии, рака, слепоты я не решаюсь публиковать. Меня заклюют, как обманщика. Я бы и сам не верил своим резуль¬татам, если бы своими глазами не видел, как больные приходят и как — уходят"*.
*James Tyler Kent, Physician-Teacher-Author (Homoeopathician Publishing Co., Pitts¬burgh, PC).
      Гомеопатические журналы во всем мире полны описаний излечений в таких случаях, как астма и всякого рода аллерги¬ческие состояния легких и верхних дыхательных путей, анемия, всевозможные кожные болезни (как псориаз и артрит), ревматоидный артрит, сердечные, почечные, печеночные болезни, головокружение, психические болезни и так далее. Большинст¬во этих болезней аллопатами объявлено неизлечимыми; все они излечены гомеопатией.
      Вот главная причина выживания и распространения гомео¬патии. Ныне почти во всем мире практикуется гомеопатия; она излечила уже миллионы людей. Теперь мы понимаем смысл эпитафии, которую выбрал для себя Ганеманн: Non inutilis Vixi (Я жил не зря).
      Хорошо закончить эту книгу словами, которые Ганеманн за¬вещал будущим поколениям:
"Если вы найдёте метод более эффективный, надежный и удобный, чем мой, отвергните его, но не только словами: этого добра уже было вдоволь. Но если опыт покажет вам, как показал мне, что это — лучший метод, то применяйте его во спасение своих ближних и славьте Бога".*
*S.Hahnemann, Organon of Medicine.
 
ПРИЛОЖЕНИЕ: Materia Medica
      На последующих страницах я хочу представить вашему вни¬манию несколько гомеопатических типов. Цель этих заметок — показать вам сущность, "душу" лекарства, а также дать некото¬рое представление о стадиях развития свойственных этим ле¬карствам патологических состояний. Здесь представлено только четыре из сотен хорошо известных всякому компетентному го¬меопату лекарств, причем в эти описания включена только малая часть свойственных каждому из лекарств разнообразных симптомов. (Не забывайте, что в гомеопатии состояние пациен¬та и показанное ему лекарство называются одним и тем же сло¬вом!)
      Читая эти описания, помните, что нельзя основывать назна¬чения на личностных особенностях пациента; обоснованием могут быть только болезненные проявления. Целью лечения не может быть изменение личности больного, ликвидация естест¬венных проявлений здоровой индивидуальности: цель лече¬ния — освободить от стесняющих ограничений, наложенных болезнью.
Nux Vomica
      Одно из особенно часто назначаемых в гомеопатической практике лекарств. Врач должен знать его глубоко. Для начала опишем тип человека, у которого чаще развиваются симптомы Nux Vomica, а затем перейдем к частной патологии этого сред¬ства. Это — тип человека крепкого, плотного, мускулистого те¬лосложения, с исходно крепкой конституцией. Он честолюбив, умен, способен, сообразителен и компетентен в своей области. Как правило, в нём воспитано особое внимание к трудовой этике, к чувству долга. Ум у него скорее практический, чем философский или теоретический, а характер — независимый. Покуда он здоров, это замечательный работник, трудящийся много и успешно. Способности и склонности направляют его к таким занятиям, как менеджер, руководитель, бизнесмен, бух¬галтер, коммивояжер.
      Как и всегда, мы должны избегать назначения Nux Vomica на основе таких позитивных и полезных личностных черт. Аст¬рология, хиромантия, физиогномика, анализ почерка и другие методы описывают личность, не выделяя среди обнаруженных черт нормальных и отклоненных, гомеопатия основывает свои назначения только на патологических явлениях у данного чело¬века. Мы ведь не хотим дать человеку лекарство, которое сдела¬ло бы его менее практичным или худшим работником! Поэтому давайте рассмотрим, как развивается болезнь, требующая для своего излечения Nux Vomica.
      На первой стадии у человека этого типа мы замечаем избы¬точное усиление целеустремленности и добросовестности, ка¬честв, обычно вполне позитивных. Вместо того, чтобы помогать своему хозяину работать спокойно и успешно, таланты начина¬ют им управлять. Целеустремленность превращается в запол¬няющее и день, и ночь навязчивое стремление к достижениям, к соревнованию с окружающими. Nux Vomica — самое "конку¬рентное" лекарство во всей Materia Medica; соревновательность доводит пациента до серьезных конфликтов с коллегами или ущерба здоровью. Человек становится помешанным на работе "трудоголиком". Как хорошего работника, его быстро продви¬гают по службе, на него возлагается все большая ответствен¬ность, а он только радуется такому продвижению. Два других лекарства со сходными соматическими симптомами — Arsenicum и Phosphorus — отличаются другими отношениями к этому. Arsenicum скорее отклонит предложение о повышении, связан¬ное со слишком большой ответственностью: частью из стремле¬ния к безопасности, а частью потому, что эгоцентричный паци¬ент Arsenicum больше интересуется личным комфортом, чем какими бы то ни было достижениями. А пациент Phosphorus так же умен и сообразителен, как и Nux Vomica, но любая конку¬ренция пугает его.
      Когда нормальная добросовестность Nux Vomica патологи¬чески преувеличивается, она доходит до навязчивости. Это одно из лекарств, собранных под рубрикой "педантизм". Здесь — это особый вид педантизма, с акцентом на пользе дела. Поэтому этот педантизм не так оторван от реальности, не имеет такого патологического характера, как могло бы показаться по объему отмеченного курсивом в "Репертории" (обширном справочнике гомеопатических лекарств и их симптомов). На¬против, педантизм Arsenicum — типичный пример тяжелого невротического педантизма, классически описанного психиат¬рами: с навязчивым стремлением к чистоте и порядку, происхо¬дящим из глубоко подсознательного тревожного ощущения не¬защищенности. Пациент Arsenicum непрерывно занят наведе¬нием порядка, даже если этот порядок ни за чем не нужен. Дру¬гое широко известное "педантичное" лекарство — Natrum muriaticum; этот больной озабочен пунктуальностью в соблюде¬нии времени не меньше, чем чистотой и порядком.
      Рано или поздно человек типа Nux vomica достигает положе¬ния, превышающего его способности и компетентность. Харак¬терная для него реакция на это — еще более интенсивная рабо¬та, выдвижение новых, повышенных требований к себе, а не к окружающим. Он всегда исходит из непоколебимого убежде¬ния, что "терпение и труд все перетрут", что любое препятствие может быть преодолено, стоит лишь приложить дополнитель¬ные усилия. Смириться с неизбежным, признать наличие объ¬ективных ограничений — само трудное для людей этого типа. Чтобы поддержать себя в таком напряженном состоянии, ему приходится прибегать к искусственным стимуляторам — кофе, табаку, алкоголю, лекарственным психостимуляторам, иногда запрещенным веществам, вроде марихуаны; подчас эту роль может играть секс. Несмотря на все эти злоупотребления, паци¬енты Nux vomica крайне чувствительны к таким стимуляторам и поэтому страдают от потворства своим слабостям.
      Тип Nux vomica известен своей гиперсексуальностью. Сек¬суальное влечение у него очень сильно; порывы сексуальности нередко выносят его за пределы, очерченные общественной мо¬ралью. Несмотря на крепкую трудовую этику, никто не назовет человека типа Nux vomica правильным и высоконравственным. В употреблении стимуляторов и наркотиков, более всего в сфере секса, его поведение целиком импульсивно, потому за¬служенно характеризуется как "аморальное". Как и в других сферах жизни, злоупотребления сексом постепенно истощают пациента. На поздних стадиях он страдает импотенцией, чаще всего в виде утраты эрекции в начале совокупления.
      Некоторое время такому человеку удается поддерживать себя применением стимуляторов, но злоупотребление ими рано или поздно делает свое дело. Пищеварение расстраивается, а нервная система перенапрягается и становится сверхчувстви¬тельной. Теперь пациент не может уже вынести малейшего
шума, света, голосов. Этот "перегрев" нервной системы блестя¬ще описан Кентом:
      "Возьмите для примера делового человека. Он допоздна засижива¬ется в своем кабинете, окруженный тысячей бумаг, озабоченный тысячей мелочей: он тянет за тысячу нитей, переносясь мысленно от одного к другому, что доводит его до изнеможения. Причем из¬водят его не какие-то серьезные дела, а незначительные мелочи. Он напрягает память, чтобы ничего не забыть; дома он продолжает думать о делах, и ночью его не оставляет круговерть дневных дел, лишая сна. В конце концов наступает утомление мозга. От любых мелочей он начинает браниться и швыряться вещами, бежит домой, чтобы обрушить свое раздражение на жену и детей. Спит он урывками; проснувшись в три часа ночи, он тут же начинает думать о делах и засыпает только утром. Тогда его охватывает тяжелый сон, не дающий отдыха или облегчения; утром больной старается спать допоздна".
      Кажется, что нервная система завязывается узлом, работает сама против себя. Обратимся снова к описанию Кента:
      "Еще одна важная черта всех болезненных проявлений Nux vomica: противоречивость действий пациента. Обычно, когда расстроен желудок, его легко можно опорожнить, больной Nux vomica тужит¬ся, отрыгивает, мучается, как будто весь живот выворачивается на¬изнанку, и лишь после долгих мучений ему удается опорожнить желудок: координация функций желудка нарушена. Такое же состо¬яние мы наблюдаем и в мочевом пузыре. Когда у больного напол¬няется мочевой пузырь и ему пора помочиться, у него возникают мучительные позывы — тенезмы. Моча начинает капать, но пере¬стает, стоит больному потужиться. Аналогично и со.стулом: он очень скуден, сколько бы больной ни тужился. Во время поноса, если больной сидит на унитазе, выливается немного фекалий. Потом наступает тенезм, больной тужится, не в состоянии пере¬стать тужиться — но теперь уж стул, кажется, идет в обратную сто¬рону, начинается своего рода антиперистальтическое движение. Возникает ощущение, что потуги имеют обратное действие. В слу¬чае запора больному тем трудней опорожнить свой кишечник, чем больше он тужится".
      Эти больные обычно страдают гастритом или "спастическим колитом". Если они обращаются к врачу, то их состояние назы¬вают психосоматическим и назначает антациды, спазмолитики, транквилизаторы или, скажем, психотерапию. Все это только маскирует симптомы, да и то не особенно эффективно, что в результате ухудшает общее состояние нервной системы.
      Пациент Nux vomica очень раздражителен, но иногда гомео¬пату бывает трудно выявить эту раздражительность. По крайней мере, на ранних стадиях пациент Nux vomica старается сдержи¬ваться, пряча свое раздражение внутри. Вы спрашиваете его: "Вы раздражительны?" Он отвечает: "Вовсе нет! Я никогда не повышаю голоса". Тогда вы спрашиваете: "А внутри? Как на¬счет спрятанной вовнутрь раздражительности?" И тут он гово¬рит: "О да! Вот это действительно есть!" Именно такие люди особенно склонны к гастриту и язве. Если бы их научить сво¬боднее выражать свои чувства, это могло бы защитить их от язвы. Правда, потом кофе, сигареты и спиртное все равно дове¬ли бы их до того же.
      В конце концов психическое давление становится неперено¬симым. Пациент Nux vomica превращается в раздражительного и нетерпеливого субъекта. Теперь, однако, его нетерпение обраще¬но не на себя, но — значительно больше — на окружающих. По малейшему поводу он начинает браниться, взрывается из-за ме¬лочей. Кто-нибудь тихонько насвистывает песенку, а наш паци¬ент уже кричит, "Неужели нельзя потише!" Если он не может найти карандаш, то захлопывает ящик стола с грохотом; если пу¬говица смеет не застегнуться сразу, он отрывает ее в гневе; если ему возразить, он выходит из комнаты, громко хлопнув дверью. Возражений он не переносит, но не из высокомерия (как Lycopodium или Platina), а скорей из уверенности в своей правоте и воз¬мущения, что другим требуется так много времени для обдумыва¬ния такого простого вопроса. Тем более, что в большинстве случа¬ев он действительно прав. Эта порывистость приводит ко многим осложнениям. Пациенты Nux vomica прямолинейны и недипло¬матичны, они не годятся в политики.
      На следующей стадии пациент Nux vomica становится злоб¬ным и жестоким. Начинается жесткость с разговоров за спиной знакомых. Причины такого недостойного поведения коренятся в свойственном ему инстинкте конкуренции. Он может быть животным — просто из овладевающего им импульса к жесто¬кости ( как Medorrhinum). По мере развития этой стадии, паци¬ент Nux vomica может стать очень жесток. Большинству мужей, избивающих своих жен и родителей, жестоко обращающихся со своими детьми, Nux vomica пойдет на пользу (если, конечно, вся картина соответствует этому лекарству). Жестокость не всегда обращена вовне; Nux vomica свойственны и суицидаль¬ные импульсы.
      Терминальная стадия Nux vomica — безумие, паранойя. Его постоянно мучают преступные желания — обычно убить кого-либо, хотя он может и не проявлять жестокости. Женщину может преследовать желание бросить ребенка в огонь или убить своего мужа. В "Репертории" мы находим Nux vomica под мно¬жеством рубрик, относящимся к бредовым идеям, связанным с убийством, страхом быть убитым, покалеченным, оскорблен¬ным, со страхом неудачи и т.д. Правда, на этой стадии внутрен¬ние мучения больного Nux vomica могут быть скрыты от глаз стороннего наблюдателя, поскольку он начинает испытывать отвращение к общению, отказывается отвечать на вопросы. Эта поздняя стадия психической болезни может оказаться очень похожей на терминальную же стадию болезни Arsenicum, одна¬ко тщательно собранный анамнез позволит ясно разграничить два эти состояния. Nux vomica уверен в себе, независим, навяз¬чиво трудолюбив, часто хороший работник, но раздражителен и порывист. Arsenicum зависим, очень тревожен, очень озабочен своим здоровьем и комфортом и отличается навязчивым стрем¬лением к чистоте и порядку.
      Соматический образ Nux vomica характеризуется первично функциональными расстройствами. Дегенеративные процессы для Arsenicum (характерны глубокие, распространяющиеся язвы и гангренозные нагноения) ему несвойственны.
      Nux vomica очень сильно поражает нервную систему. Снача¬ла это — тики и подергивания, похожие на Hyoscyamus или Agaricus, а также невралгические боли, особенно в области го¬ловы. Nux vomica часто показан при инсульте, особенно когда паралич сочетается с болями в парализованных конечностях. В наиболее тяжелых случаях наблюдаются судороги, опистотонус, эпилепсия. Если учесть пристрастие к алкоголю, неудивитель¬но, что Nux vomica может быть показан при белой горячке.
Все студенты, начинающие изучать гомеопатию, узнают общие особенности Nux vomica: ознобы, ухудшение от сквозня¬ков и по утрам. Nux vomica — одно из самых "знобливых" ле¬карств. При этом знобит его только в сухую и холодную погоду, а влажность приносит ему облегчение. (Та же особенность ха¬рактерна для Asarum, Causticum и Hepar sulphuris). Nux vomica очень чуиствителен к сквознякам и легко может подхватить на сквозняке насморк, особенно вспотев (что совсем не сложно для таких больных, особенно от физического усилия). Своеобразие насморка Nux vomica состоит в том, что в помещении нос заложен, а на улице течет; ночью заложен, днем — течет.
      Особенно чувствителен в случаях Nux vomica желудочно-ки¬шечный тракт. Часто развивается гастрит или язва с отрыжкой и спазматическими болями. Больной очень чувствителен к пище. В более поздних стадиях пациент ест очень мало и при¬вередливо. Обычно он испытывает отвращение к мясу, но с удовольствием ест жирное и особенно любит острое, разные специи за их стимулирующее действие, хотя они и могут рас¬строить ему пищеварение. От расстройства пищеварения он сразу заболевает — простудой, головной болью или астмой. Боли в животе сопровождаются обычно позывом на стул и очень расстраивают больного.
      Часто у этих больных можно видеть признаки портальной гипертензии — варикозно расширенные вены пищевода и осо¬бенно геморрой, как это бывает у большинства алкоголиков. Есть также и наклонность к желтухе, во многих случаях отра¬жающая развитие цирроза печени. Иногда прием Nux vomica снимает желчную колику, позволяя камню пройти в кишечник, или — таким же образом — почечную колику.
      В заключение необходимо напомнить, что представленное здесь описание симптомов далеко не исчерпывающее. Оно дает только образ; сущность средства. У любого конкретного пациента может быть любая комбинация симптомов. Иногда может недо¬ставать каких-то классических симптомов, и все равно больной может нуждаться в Nux vomica. В большинстве случаев налицо на¬вязчивое внимание к работе, к поставленной задаче, раздражи¬тельность от перенапряжения нервной системы и знобливость. Но, к примеру, какой-то пациент не пьет и не курит, но все же нуждается в Nux vomica. Назначая гомеопатическое лекарство, мы не просто сопоставляем симптомы; скорее, мы сопоставляем сущность лекарства с сущностью пациента.
Lycopodium
      Lycopodium — одно из самых глубоко действующих лекарств во всей Materia Medica. Практически все известные человечест¬ву болезни могут быть — при определенных условиях — выле¬чены им одним. Однако при всей необъятности сферы приме¬нения, можно в нем проследить одну главную черту.
      Эта черта связана с трусостью. Пациент Lycopodium посто¬янно борется со своей трусостью — нравственной, физической и социальной. Они ощущают себя слабыми и несостоятельны¬ми, неспособными справиться со своими обязанностями и от этого стараются избегать всякой ответственности. Внешне па¬циент Lycopodium может казаться решительным, дружелюбным и способным человеком, поэтому без тщательного исследова¬ния гомеопат может не уловить реальной психической картины.
      На ранних стадиях нарушения Lycopodium проявляются в первую очередь в сексуальной сфере. Пациент Lycopodium по¬всюду ищет ситуаций, в которых он может удовлетворить свое сексуальное влечение и при этом не брать на себя ответствен¬ности, естественной при интимных отношениях. Обычно от таких пациентов можно услышать рассказ о длинной цепи ми¬молетных, на одну ночь, связей; получив удовлетворение, он всякий раз сбегал раньше, чем его связывала какая-либо ответ¬ственность. Услышав от сексуального партнера разговор о браке, пациент Lycopodium пугается — сможет ли он с этим справиться? Так он избегает любых жизненных связей — брака, детей и т.д.
      Поверхностное отношение к сексу — главная его мотива¬ция — получение удовлетворения. Получить он его хочет легко, быстро, без усилий и без последствий. Стоит ему заметить слу¬чайно оставшуюся одну в кабинете секретаршу, как у него воз¬никает мысль — как бы с ней "развлечься"; скорее всего, он начнет к ней приставать. Такие люди также часто ходят к про¬ституткам. Дело здесь не в неуемном желании (как в случае Platina) — для этого конституция слишком слаба. Но когда у пациента Lycopodium возникает желание, он старается удовле¬творить его поверхностно и без последствий.
      Женившись (или выйдя замуж), человек типа Lycopodium страдает от сексуальных нарушений из-за страха неуспешности. Женщины оказываются фригидными, а мужчины — импотен¬тами (в форме преждевременной эякуляции или отсутствия эрекции). В глубине души пациент Lycopodium ощущает сла¬бость и некомпетентность, а в интимных или семейных отно¬шениях  это особенно тяжело. Внешнему миру пациент Lycopo¬dium представляется сильным, храбрым, компетентным, Но в ситуациях, в которых требуется ответственное поведение — как брак — вскрывается искусственность этой маски. Поэтому се-
мейные проблемы — одно из особо благодарных полей для дей¬ствия Lycopodium.
      Такие пациенты постоянно беспокоятся о том, что о них думают окружающие, боясь, что откроется правда об их внут¬ренней слабости. Чаще Lycopodium показан интеллектуалам, т.е. людям, чьи профессии связаны с публичными выступле¬ниями — адвокатам, священникам, учителям и даже полити¬кам. Например, священник чувствует себя отлично перед про¬поведью. Однако стоит ему подняться на кафедру и увидеть уст¬ремленные на него глаза прихожан, как вдруг он испытывает тревогу или приступ желудочной боли. Иногда все это серьезно мешает людям этого типа эффективно справляться со своей ра¬ботой, а иногда — нет. Эта ситуация — опять-таки проявление страха ответственности; нередко пациенты пытаются сбежать от своей профессии, иногда используя в качестве прикрытия соматическую болезнь.
Иногда пациент Lycopodium начинает блефовать, преувели¬чивая свои знакомства, способности и достижения. Иногда они завираются настолько, что потом попадают в трудное положе¬ние. Раздутое самопредставление служит компенсацией внут¬ренней психической слабости. Они испытывают непреодоли¬мую потребность в восхищении и уважении окружающих.
      Один из исходов эволюции этого типа — превращение в ста¬рую деву или одинокого духовного искателя, связавшего себя безбрачием. Стараясь избежать ответственности и одновремен¬но взять под контроль свое стремление к немедленному удовле¬творению, он может решить остаться холостым. Но это хруп¬кое, неустойчивое безбрачие: овладевающие им сексуальные мысли становятся все более навязчивыми. После многих лет самодисциплины и сурового соблюдения обета безбрачия, такой человек вдруг нарушает его с необычайной легкостью, воспользовавшись представившейся возможностью, после чего немедленно возвращается к своему благочестию.
      Со временем жажда сексуального удовлетворения может за¬мещаться жаждой власти. Lycopodium единственное лекарст¬во под этой рубрикой "Репертория". Конечно, это властолю¬бие — тоже попытка компенсации внугреннего чувства слабос¬ти. Оно может проявляться в политической или деловой сфере, а может — в духовной: иногда мы обнаруживаем у духовных искателей необычайную жажду именно духовной власти.
      На второй стадии патологической эволюции Lycopodium все больше проявляется склонностью к блефу, к внешней демон¬страциям. Пациент приобретает диктаторские замашки: робкий и пассивный с равными, с коллегами, дома он превращается в деспота. Тиранически подавляющая своих детей мать оказыва¬ется очень нежной с соседями. Обращаясь с окружающими с позиции силы, эти пациенты вызывают у самих себя чувство собственной значимости, так же как раньше они этого достига¬ли враньем и блефом.
Трусость, свойственная Lycopodium, дополнительно усили¬вается на этой второй стадии. Страхи становятся боле выражен¬ными: пациент может бояться чего угодно — одиночества, тем¬ноты, привидений или необычных собак. Из-за этих страхов пациент Lycopodium (одиночка по сути своей из страха ответст¬венности) вдруг начинает тяготеть к обществу — но в соседней комнате. Эти больные также очень бояться любых страданий, поэтому очень тревожатся о своем здоровье, доходя до ипо¬хондрии. Страхи и тревожность чаще всего касаются желудоч¬но-кишечного тракта.
      На третьей стадии продолжительная растрата энергии (будь то поиск сексуального удовлетворения или попытка укротить безбрачием свое либидо) приводит в упадок психику больного. Этот упадок проявляется сначала слабостью памяти или дез¬ориентацией по утрам, а потом прогрессирует до выраженной амнезии и слабости интеллекта. В конце концов пациент погру¬жается в деменцию. Нередко такие больные попадают в приют для умалишенных в достаточно раннем возрасте.
      Весьма характерен и физический облик пациента Lycopo¬dium. Его отличает истощение лица, шеи и верхней части туло¬вища. В этих областях кажется ткани прямо-таки тают, а на жиноте, бедрах и ногах накапливается жир. Лицо покрывается ранними морщинами, придавая больному облик человека, из¬мученного тревогой и заботой о своем образе в глазах окружаю¬щих И действительно, для него характерны именно эти психи¬ческие черты. Волосы рано седеют, пациент кажется значитель¬но старше сиоих лет. Так часто описываемое в книгах раздува¬ние крыльев носа в практике встречается нечасто, так как огра¬ничено острыми болезнями с одышкой.
      Основное поле действия Lycopodium — гениталии, мочевые пути, желудочно-кишечный тракт и печень, а болезни — импотенция, фригидность, нефрит, язва желудка или двенадцати¬перстной кишки, колит, геморрой, болезни печени.
      Так же, как раздувание своего внешнего имиджа компенси¬рует этому больному внутреннюю психическую слабость, так вздутие кишечника отражает слабость пищеварения. Газы осо¬бенно мучают больного после еды. И еще одна аналогия: как в сексе эти больные ищут лишь поверхностного удовлетворения, так и в еде они всячески угождают своему гурманству, выбирая пищу по своему вкусу, особенно — устриц и сладости. Можно продолжить сравнения: ни коитус, ни изысканный обед не дают больному удовлетворения, а, наоборот, причиняют страдания. Поэтому пациент Lycopodium постоянно пытается укротить свое гурманство.
      Слабость пищеварения обычно связана с патологией печени. Lycopodium часто показан при болезнях печени, а болезни пе¬чени часто сопровождаются характерной психической карти¬ной Lycopodium.
Конечно, Lycopodium можно сравнить со многими лекарст¬вами. Мучительную тревожность перед публичным выступле¬нием можно сравнить с Gelsemium, но его проблемы проявля¬ются за несколько часов или дней до публичного выступления, а проблемы Lycopodium — непосредственно во время его. Па¬циенту Silica также не хватает уверенности в себе, но этот де¬фект касается любой задачи, а не только моральной и социаль¬ной ответственности, как в случае Lycopodium. Calcarea carbonica имеет много общих черт с Lycopodium, но не типичную трусость последнего. Пациент Natrum muriaticum также ком¬пенсирует внутреннюю слабость созданием внешнего образа, однако это связано у него не с характерным для Lycopodium чувством неполноценности, а с ранимостью чувств.
Natrum muriaticum
      Базовая характеристика патогенеза Natrum muriaticum — интроверсия. Корень ее — в ранимости чувств от малейшей при¬чины. Это очень чувствительные пациенты. Любую эмоцио¬нальную боль ближнего они воспринимают как свою собствен¬ную. Они понимают, что не перенесут малейшего унижения или насмешки, не перенесут, если их отвергнут окружающие. Поэтому они закрываются в своем собственном мире, окружая себя неуязвимой броней, и стараются сами формировать свое окружение. Любую цену они готовы заплатить за то, чтобы из¬бежать психической травмы.
      Здоровые люди, предрасположенные к патологии типа Na¬trum Muriaticum, чувствительны и ранимы, но тем не менее, и душа, и тело у них крепки. Они очень чутки, объективны и отличаются очень высоким чувством долга. Так что они — наи¬лучшие слушатели для огорченного человека. Чувство ответст¬венности в сочетании с чувствительностью направляют людей этого типа к таким профессиям, как священник, психотера¬певт, консультант. С большим состраданием внимая чужим проблемам, они кажутся объективными и сильными (в психи¬ческом отношении). Однако в глубине души они примерят к себе чужую боль, погружаясь в раздумья вроде: "А справился бы я с такой ситуацией? А как?"
      На протяжении всей своей жизни люди с тенденцией типа Natrum muriaticum глубоко переживают свои жизненные впе¬чатления, накапливая необычные для своего возраста чуткость и понимание. Они сильны и любят ситуации, связанные с вы¬зовом, даже с эмоциональным риском. Вначале они любят об¬щение, эмоциональный контакт с окружающими служит для них питательной средой. Они любят — в глубине души ждут и даже требуют — проявлений чувств окружающими, хотя свои чувства выражать не спешат. Они настолько чувствительны, что страдают от любой реплики или жеста, которые могут означать насмешку или неприятие. Поэтому подростки Natrum muria¬ticum неохотно назначают свидания. Они страдают от малей¬ших признаков пренебрежения, даже воображаемых. Несколь¬ко раз обжегшись, такие люди становятся очень осторожными, думают дважды, прежде чем пойти на какой-то эмоционально окрашенный опыт. Они ограничивают себя деятельностью, "эмоционально безопасной", а именно: обращенным вовнутрь чтением (чаще романтической литературы или книг, имеющих практическое применение в человеческих отношениях), музы¬кой, размышлениями и фантазиями.
      Со временем они привыкают к своей изоляции, начинают ее любить, замыкаются в себе. Все проблемы они стараются  решать сами, не доверяя помощи окружающих. Постепенно исче¬зает даже потребность в контакте с внешним миром, и они на¬пряженно встречают всякого, кто вторгается в их внутренний мир. Девизом их жизни становится: "Не причинять и не испы¬тывать боли".
      Крайне важна для них проблема эмоциональной боли, своей или чужой. Как для них самих унижение — это конец света, так неспособны они причинить окружающим людям малейшую боль. Поэтому они становятся очень серьезны, не могут пошу¬тить — вдруг это кого-нибудь обидит? Окружающим они могут показаться холодными и чересчур объективными; они слишком заняты тем, чтобы никого не обидеть и не показать своей рани¬мости. Свойственное Natrum muriaticum чувство долга делает одним из сильнейших движущих мотивов жизни чувство вины.
      Физически дети с наклонностями Natrum muriaticum тонки и изящны. Часто у них можно заметить тонкую горизонтальную линию, делящую надвое нижнее веко. Такая линия характерна для истероидных девушек. Ее можно увидеть у типов Asafoetida, Moschus и Lilium tigrinum. Кроме того, может быть характерная трещина посреди нижней губы.
      Ребенок типа Natrum muriaticum очень чувствителен к дис¬гармонии. Если ссорятся родители, он может не отреагировать немедленно, но страдать в глубине души или даже заболеть фи¬зически. Обычно они очень послушны, неодобрительного ро¬дительского взгляда достаточно, чтобы их приструнить.
Если такого ребенка сильно ругать, проявляются свойствен¬ные ему истерические черты: он бросается на пол, кричит и рыдает, бьет ногами по полу. Приступ этот может окончиться только сам собой; уговоры и утешения не помогают, а лишь усиливают рыдания.
      Иначе проявляются те же черты истероидности в более стар¬шем возрасте. Люди типа Natrum muriaticum не склонны выра¬жать свои чувства, например, не станут плакать от горя. Но разнервничавшись в сложной ситуации, такой человек может начать смеяться над чем-то совершенно серьезным, потом исте¬рически всхлипывать и, наконец, разрыдаться.
      Подростки этого типа спокойны и замкнуты, отличаются цельностью натуры и ответственностью. На вечеринке такой подросток сидит в стороне, наблюдая за окружающими и гадая об их мыслях и чувствах. Если кто-то привлекает его (или ее), то это не проявится дружелюбием или флиртом, может даже вовсе никак не проявиться. Лишь углом глаза наш подросток будет следить за заинтересовавшей его особой, фантазировать об ответных чувствах и в своем воображении раздует совершен¬но непропорциональную реальности картину. Поэтому Кент и говорит, что девушки, которым следует назначить Natrum
muriaticum, часто влюбляются в кого-нибудь недостижимого, например, в женатого мужчину. Затем они страдают от несчаст¬ной любви и от этого еще больше замыкаются в себе.
      Привязанности людей типа Natrum muriaticum сильны, но они склонны их скрывать. Иногда никто не знает, насколько сильное чувство испытывает девушка к своему отцу. Затем отец умирает. Безутешная дочь запирается в своей комнате, где ры¬дает в подушку втайне от окружающих. К их удивлению (они ведь не подозревают о ее чувствах) она замыкается в себе, про¬водя время в одиночестве с книгами и музыкой. Она никогда не плачет при других — разве только изредка вздохнет. Это внут¬реннее напряжение продолжается до срыва, когда возникает приступ истерических рыданий, сопровождающихся сотрясе¬нием всего тела и спазмами в горле. Такой взрыв продолжается недолго, и девушка быстро восстанавливает самоконтроль.
      Патологическое развитие Natrum muriaticum проявляет себя сначала на соматическом уровне. Это может быть гастрит, арт¬рит, мигрень, герпес на нижней губе или гангренозный стома¬тит. Все это развивается вслед за периодом замкнутости после тяжелого горя или унижения.
      Другой вариант патологической эволюции — появление ис¬терической гиперреактивности, сверхчувствительности к свету, шуму, табачному дыму. У таких больных нередки аллергия, эк¬земы.
Очень часты в случаях Natrum muriaticum неврологические расстройства, например — невралгия левого глаза или левых меж¬реберных нервов. Часто поддается лечению Natrum .muriaticum рассеянный склероз (если подобна вся совокупность симптомов). Может быть и сердечное заболевание, но оно обычно проявляется нейрогенными аритмиями и сердцебиением.
      Уже на самых ранних стадиях патологического процесса Na¬trum muriaticum можно обнаружить некоторые из широко извест¬ных ключевых симптомов этого лекарства. Пациенту очень хочет¬ся соленого, он испытывает отвращение к слизистой и жирной пище, к цыплятам. Характерны непереносимость жары, чувстви¬тельность к свету и ухудшение — особенно головных болей и кож¬ных симптомов — от солнца. Все это, в той или иной степени, от¬носится ко всем Natrum, и в том числе — к Natrum muriaticum. Однако ухудшение от солнца и света не так выражено, как в слу¬чаях Na¬trum sulphuricum, а ухудшение от солнца — не так, как при Natrum carbonicum. Больной Natrum muriaticum может быть чувствителен и к жаре, и к холоду, хотя обычно больше к жаре. Чувст¬вительность к жаре меньше, чем у Natrum sulphuricum; к холоду — меньше, чем у Natrum carbonicum.
      Характерный симптом Natrum muriaticum — неспособность мочиться или испражняться в присутствии других людей. От страха перед возможной насмешкой у этих пациентов возника¬ет хроническое напряжение сфинктеров, которые могут рассла¬биться только в приватной обстановке.
      Постепенно эмоциональная ранимость принимает патологи¬ческий характер, развивается безутешная депрессия, часто — с суицидальными наклонностями. Рассмотрим пример. Юноша переносит горе или конфликт, после чего уединяется в своей комнате и включает самую печальную музыку. Он вовсе не рас¬считывает облегчить свою печаль этой музыкой, скорее наобо¬рот. Погрузившись в свои мрачные мысли, он начинает все преувеличивать, все в жизни кажется ему поводом для отчая¬нья. Никакой помощи он не принимает, стараясь решить про¬блему самостоятельно. Постепенно депрессия проходит, взгляд на жизнь становится более адекватным, и уже на этом этапе музыка может помочь ему справится с остатками подавленнос¬ти. Вот что имеют в виду, когда говорят, что музыка вызывает либо облегчение, либо усиление симптомов Natrum muria¬ticum  —  вид истерической реакции. Пока больному удается контролировать эмоции, он сохраняет объективность. Но когда этот контроль прерывается, больной становится безрассудным, всем правят чувства.
      Когда патологический процесс минует стадию депрессии, у больного появляется периодичность соматических симптомов и чередование настроений.
      Соматические симптомы появляются через определенные промежутки времени. Поэтому Natrum muriaticum часто пока¬зан больным, болевшим ранее малярией, течение которой было изменено хинином, или больным, в семье которых была маля¬рия. Приступы мигрени происходят в фиксированные моменты времени — обычно между 10 часами утра и 3 часами пополудни, аналогично и приступы астмы (между 5 и 7 часами вечера).
      Настроение колеблется: от ничем не объяснимой депрессии до такого же веселья. Когда пациент утрачивает объективность, все его чувства доходят до крайностей
На этой стадии могут постепенно исчезнуть некоторые из характерных соматических симптомов: стремление к соленому, отвращение к жирному и слизистому, ухудшение от солнечных лучей и т.д. Исчезновение этих черт идёт прямо пропорцио¬нально углублению патологического состояния. Поэтому гоме¬опату часто приходится искать эти симптомы не только в насто¬ящем, но и в прошлом.
Из возникающих при развитии эмоциональной патологии страхов первой появляется клаустрофобия. На ранних стадиях пациенты Natrum muriaticum ценят относительную эмоцио¬нальную свободу и негодуют, если на них накладывают ограни¬чения. Позже они сами ограничивают себя — по уже описан¬ным причинам, но пугаются, если обнаружат вне себя такие же жесткие рамки (закрытые, узкие помещения и т.п.), какие они создали внутри себя.
      Одновременно с клаустрофобией развивается ригидность психики, чувств; появляются сверхценные идеи: все окружаю¬щее пациент оценивает как хорошее или дурное, черное или белое, полезное или вредное.
      В конце концов появляется ипохондрическая тревожность, особенно часто она касается сердца. Ипохондрия связана с брезгливостью пациента Natrum muriaticum, которого одолева¬ет навязчивое стремление избежать инфекции — вечно он мо¬ется, соблюдает чистоту, все дезинфицирует. Брезгливость здесь связана не столько с чувством отвращения (Sulphur, Pulsatilla, Mercurius, Phosphorus, Mezereum), сколько специфичес¬ки с боязнью инфекции. Кроме того, в Natrum muriaticum вы¬ражена не столько тревожность, сколько именно ипохондрия — навязчивое внимание ко всему, что касается здоровья.
      В какой-то момент не выдерживают навязчивость даже кон¬трольные механизмы психики. Тогда пациент начинает открыто выражать все, что подавлял прежде: говорить непристойности, бесстыдно обнажаться и т.д. Совершенное безумие не развива¬ется даже в конечных стадиях эволюции Natrum muriaticum, по¬скольку психический самоконтроль полностью не утрачивает¬ся, однако, вполне возможно бесстыдное поведение.
      Natrum muriaticum настолько глубоко действующее лекарст¬во и так часто показано людям Западного мира, что его следует сравнить со многими другими лекарствами.
      Конечно, из лекарств подобного действия ближе всего к Na¬trum muriaticum  Ignatia. Во многих отношениях эти лекарства практически идентичны, а в некоторых случаях следуют друг за другом. Однако действие Ignatia, свойственные ее пациенту реакции — более поверхностны. Пациенты Natrum muriaticum силь¬нее, они могут перенести большие потрясения без срывов; паци¬ент же Ignatia срывается от сравнительно небольших стрессов. Кроме того, патология Ignatia значительно реже поражает сомати¬ческий уровень. Поэтому Ignatia показана при эмоциональных ре¬акциях на повседневные огорчения, a Natrum muriaticum — ско¬рее подходит после экстраординарных потрясений, особенно таких, которые вызывают срыв на соматическом уровне.
      Частные симптомы Ignatia, после эмоциональных потрясе¬ний: чувство сдавливания в горле: у больного перехватывает дыхание. Характерные для Ignatia вздохи — это попытка осво¬бодится от такого сдавливания. Ignatia чаще плачет — вообще, и на приеме у гомеопата — в частности (сравни с Natrum muria¬ticum). Бессонница же от горя менее характерна для Ignatia, чем для Natrum muriaticum.
      Иногда бывает трудно отличить Phosphorus от Natrum muria¬ticum, особенно на основании чисто соматических симптомов. Пациенты эти действительно схожи внешне — худые, чувстви¬тельные, с тенденцией к гипертиреоидизму. Конечно, решаю¬щим будет здесь тип личности — открытый или закрытый. Зам¬кнутый, сдержанный пациент, который откидывается назад, когда рассказывает о своих жалобах, скорее нуждается в назна¬чении Narum muriaticum. Пациент же типа Phosphorus, наобо¬рот, открыт и экспрессивен, наклоняется при разговоре вперед, стремится установить с врачом личный контакт.
Истерические черты характерны и для Lilium tigrinum, и для Natrum muriaticum. Однако, испытав унижение или будучи от¬вергнутым, пациент Lilium tigrinum реагирует немедленно и им¬пульсивно, а пациент Natrum muriaticum будет долго страдать в глубине души, прежде чем сорвется в истерическую реакцию. От пациента Lilium tigrinum также скорей можно ожидать злобы и жестокости во время такой реакции, тогда как пациент Na¬trum muriaticum более способен причинить боль себе, чем кому-либо другому.
Еще одно истерическое лекарство — Moschus. Здесь провести различие совсем просто. Этот тип истерии демонстративен, это манипуляция окружающими, эмоциональный шантаж с опре¬деленной целью. Пациент Natrum muriaticum будет скрывать любую свою реакцию до последнего.
Еще одно лекарство, которое иногда путают с Natrum muria¬ticum — Pulsatilla. Пациенты обоих лекарств не переносят жара, испытывают ухудшение на солнце и отвращение к жирной пище. Но пациент Pulsatilla очень экспрессивен, любое чувство немедленно проявляется. Когда он плачет (а это случается не¬редко), то кажется, что ему приятно плакать, это — тихий плач. Пациента Natrum muriaticum сотрясают громкие рыдания. Па¬циент Pulsatilla всегда ищет помощи окружающих в своих стра¬даниях и зависит от них, а пациент Natrum muriaticum полага¬ется на себя в решении любых своих проблем.
Lycopodium тоже характеризует внешняя оболочка, создан¬ная в ответ на внутреннее состояние; но здесь внутри прячется слабость и трусость. Natrum muriaticum внутри силен, но раним эмоционально.
Близки отношения между Natrum muriaticum и Sepia. Их трудно бывает различить, особенно у детей. Дети типа Sepia очень чувствительны, намного возбудимее, чем Natrum muria¬ticum. В возбуждении они краснеют и становятся гиперактив¬ными. Взрослые пациенты Sepia кажутся надломленными этой сверхвозбудимостью, он уже становятся апатичными, тупова¬тыми, утомленными. Пациенты Natrum muriaticum испытывают сильные чувства, но обычно не выражают их открыто; Sepia бесчувственна. Нередко пациент Sepia жесток и зол, он почти получает удовольствие, причиняя боль окружающим. Для Na¬trum muriaticum это совершенно немыслимо.
Phosphorus
      Ключевое слово патологии Phosphorus — "диффузия". Это слово означает процесс распространения чего-либо в среде — как дым или как распространяется в чашке заварка из пакетика с чаем. Это же происходит с энергией, вниманием, эмоциями и даже с кровью пациента Phosphorus, как будто для него не су¬ществует никаких барьеров — ни физических, ни психических. Поэтому такой пациент подвержен любому влиянию. На физи¬ческом уровне он реагирует кровотечением на любое повреждение, так как стенки сосудов у него хрупкие и кровь легко изли¬вается в окружающие ткани. На эмоциональном уровне он легко изливается на окружающих людей. На эмоциональном уровне он легко выражает свои чувства, не может их сдержать или защититься от эмоциональной травмы. Сознание такого пациента легко отключается, он забывается, внимание его при этом рассеивается, "диффузирует".
      Сначала позвольте вам описать здорового человека с пред¬расположенностью к развитию патологии типа Phosphorus, если защитные механизмы не справятся с излишней нагрузкой. При этом помните, пожалуйста, что для назначения лекарства нужны болезненные симптомы, а не нормальные особенности людей. Такой человек худ и высок, черты и руки его изящны, кожа тонка. В детстве он артистичен, музыкален, очень чувст¬вителен, у него открытый, приветливый характер. Такой ребе¬нок легко внушаем, все его душевные процессы на виду у окру¬жающих, близкие "видят его насквозь". В подростковом воз¬расте он внезапно намного вырастает и вследствие этого приоб¬ретает характерный худощавый, долговязый облик.
      Взрослый человек типа Phosphorus — экстравертная нату¬ра — очень дружелюбный и компанейский. Однако он может получать удовольствие и от одиночества, посвящая время заня¬тиям искусством. С ним приятно иметь дело, поскольку он ис¬кренне ставит интересы друзей выше личных. Это истинный утонченный интеллигент, "аристократ духа". Но хранить тайну он не в состоянии, открыто делится со всеми тем, что у него на уме. И к друзьям, и даже к незнакомым людям от него идет поток тепла и любви. Межличностные отношения значат для него очень много. Из людей типа Phosphorus получаются хоро¬шие политики, правозащитники, работники благотворительных организаций, а также коммивояжеры — они в состоянии про¬дать любую вещь, в ценность которой поверят сами. Эти люди легко внушаемы, готовы поверить во все, что им говорят (вне границ их компетентности), а поверив — загораются энтузиаз¬мом и способны убедить кого угодно.
      Такой доверчивый пациент очень приятен гомеопату. Поверив врачу, он охотно исполняет все его указания и испытывает при этом глубокую благодарность. С первой встречи он относится к врачу, как к другу. Горячо пожав протянутую руку, он садится на¬против, наклонившись вперед. Иногда желая подчеркнуть что-то в своем рассказе, он прикасается к руке врача. Легко, ничего не скрывая, он рассказывает врачу все симптомы. Правда, он скло¬нен к разного рода тревогам, но они улетучиваются от нескольких успокаивающих слов. Диффузное рассеяние внимания можно за¬метить по частым испугам. Все мы время от времени живем в со¬стоянии своего рода "сна на яву"; мысли наши при этом блужда¬ют где-то вдалеке. Если в это время раздается внезапный звук — удар грома, автомобильный сигнал или кто-то хлопнет дверью  — мы пугаемся, так как наши мысли внезапно и резко привлечены к реальности. Пациент Phosphorus необычайно подвержен таким состояниям, поскольку не может быстро остановить "диффузию" внимания. Во время грозы обычный человек, услышав удар грома, успевает приготовиться к следующему событию; мысли че¬ловека типа Phosphorus автоматически рассеиваются: его пугает каждый новый шум.
      На первом этаже развития патологии Phosphorus доминиру¬ют соматические симптомы. На ранней стадии (иногда до 5-ти, а иногда до 35-летнего возраста) это может быть тенденция к частым кровотечениям. Носовые кровотечения от малейшей причины, месячные обильные и длительные. Вытекающая кровь бывает у них ярко-красного цвета. Склонность к крово¬течению символизирует сущность Phosphorus вообще: также, безо всяких барьеров, истекает из него тепло и симпатия.
На этой стадии пациент Phosphorus обычно находит освеже¬ние во сне. Это неудивительно, ведь во сне человек может рас¬слабиться, отключиться от постоянного самоконтроля. Более рациональным людям с большим самоконтролем труднее рас¬слабиться и отдохнуть, для этого им требуется глубокий сон. А пациент Phosphorus легко высыпается, мысли его легко расплы¬ваются и растворяются.
      Характерную для Phosphorus жажду, особенно холодных на¬питков, тоже можно наблюдать на этой стадии. Если он жалует¬ся на жжение в желудке (для Phosphorus вообще характерны жгучие боли во внутренних органах), то оно облегчается от хо¬лодного. Однако это облегчение длится только до того момента, когда пища или напиток согревается в желудке. Типично силь¬ное желание соленого. Сочетание жажды со стремлением к со¬леной пище может отражать нарушение электролитного балан¬са, в поддержании которого участвуют и фосфат-анионы. Боль¬ному также сильно хочется рыбы (что, вероятно, тоже связано с фосфорным обменом), шоколада и сладостей. Жажда и стрем¬ление к сладостям — вы легко можете вывести отсюда предрас¬положенность к диабету.
      По мере прогрессирования соматической патологии крово¬точивость переходит на более глубокий уровень. Это может быть безболезненное желудочно-кишечное кровотечение с не¬ожиданной кровавой рвотой или меленой. Это может быть бронхит, не тяжелый и не запущенный, но с кровохарканьем ярко-красной кровью. Это может быть гематурия, не сопровождающаяся никакими другими симптомами или рентгеновскими признаками. В подобных случаях не забывайте о Phosphorus.
      В период доминирования соматических симптомов психичес¬кие симптомы малочисленны. Но по мере перехода патологичес¬кого процесса во вторую стадию соматические симптомы уступа¬ют место психическим — страхам, тревожности. Конечно, паци¬ент Phosphorus тревожится о других. От других лекарств этой руб¬рики (там пациент беспокоится о других, движимый какими-то личными мотивами), Phosphorus отличает искренняя тревога о благополучии ближнего. Однако в патологической стадии тревога обессиливает пациента. Phosphorus свойственна также тревога за свое здоровье. Больной становится настолько внушаемым, что стоит ему услышать о человеке, заболевшем чем-либо, как он уже озабочен возможностью заболеть сам. Однако это уравновешива¬ется столь же легкой разубеждаемостью пациента: несколько уве¬ренных слов гомеопата, и больной вздыхает от облегчения, рассы¬пается в благодарностях, чтобы придти снова, прослышав о дру¬гой беспокоящей его возможности.
      На этой стадии появляются и страхи: темноты, одиночества, сумерек или грозы. Сначала эти страхи незначительны. Назна¬чение Phosphorus на этом этапе подтверждается жаждой и осве¬жающим сном.
      На третьей стадии больной оказывается во власти страхов и тревоги. Прежде несильные, поддающиеся простому переубеж¬дению, они теперь начинают забирать все большую долю сил и внимания больного. Ему становится все труднее расслабиться, тревожность может привести к гипервентиляции легких и, таким образом, к нарушению кислотно-щелочного равновесия крови. Напряжение, тревога мешают ему расслабиться и во сне. Впервые он отмечает не дающий отдыха сон. Больной просыпа¬ется не только неотдохнувшим, но сразу в тревоге (как Lachesis, Graphites и Arsenicum). Постепенно эта постоянная тревож¬ность теряет конкретность повода. Постоянная тревога о том, что может случится нечто плохое, пронизывает жизнь больного. Любая возможность вызывает страх. В частности, его мучает страх нависшей над ним угрозы тяжелой болезни — любой бо¬лезни, чаще всего рака (сердечной болезни — реже).
      В конечном итоге пациента Phosphorus охватывает страх смерти, паническое ощущение неизбежности смерти. Ему ка¬жется, что он умирает, особенно, когда он пребывает в одино¬честве. Своеобразное ощущение внутреннего беспокойства, каких-то пузырей, выходящих из тела и как бы выносящих с собой его душу. И все это сопровождается паникой, гипервен¬тиляцией, возбудимостью, сердцебиением. На этом этапе боль¬ной начинает испытывать потребность в обществе (из-за страха смерти). Эта потребность может быть настолько сильна, что он покидает дом в поисках друзей или собеседника. Это не потреб¬ность поговорить о своем здоровье (как у Arsenicum); пациент Phosphorus просто стремится поговорить с кем-нибудь, чтобы справиться с паникой.
      По мере нарастания страха могут исчезать другие соматичес¬кие симптомы: жажда, стремление к соли и рыбным блюдам.
      На четвертой, терминальной стадии психика не выдержива¬ет. Страхи уходят, но рассудок распадается. Больному становит¬ся трудно сосредоточиться, он не может мыслить связно, пони¬мать чужие слова. Душа и тело слабеют. Больной равнодушен к обществу, Вообще ко всему окружающему. Это — старческий маразм или деменция. Другой исход патологической эволюции Phosphorus — инсульт с утратой многих психических функций.
      На этой терминальной стадии трудно сделать назначение из-за бедности симптоматики. Решающее значение в поиске эф¬фективного назначения получает тщательный сбор анамнеза, выяснение последовательности событий и знание стадий пато¬логической эволюции, свойственные тому или иному лекарст¬ву.
      Когда вы обнаружили характерные черты Phosphorus в паци¬енте, остается лишь подтвердить ваше назначение симптомами. По своему опыту могу сказать, что наиболее показательны сле¬дующие симптомы: жажда, стремление к соли, шоколаду, сла¬достям. Симптомы сильнее на левой стороне тела, больной не может спать на левом боку, мурашки на кончиках пальцев, без¬болезненная афония. Кроме того, некоторые пациенты Phos¬phorus могут зябнуть, другие — наоборот, с "горячей кровью", никогда не мерзнут, но эти два свойства никогда не чередуются у одного пациента.
BIBLIOGRAPHY
Alien, Dr H. Keynotes and Characteristics.
— Materia Medico of Nosodes.
Alien Dr J. Chronic Miasms, Psora and Sycosis.
— Diseases and Therapeutics of the Skin. Alien, DrT.F.A Primer of Materia Medico.
— A Hand Book of Materia Medico and Homoeo- Therapeutics. Banerjee, Dr N.K. Notes on Cholera by Hahnemann and Others.
— Spirit of Homoeopathy.
Banerjee, Dr P.N. Chronic Disease and Its Cause and Cure.
Berne, A.   What Is Homoeopathic Dilution and How Homoeopathic
Medicine Acts.
Blackwood, Dr A.L. Materia Medico. Therapeutics. Boenninghausen, Dr. Von. Intermittent Fever.
— Therapeutic Pocket Book.
— Sides of the Body.
— Lesser Wratings.
— Characteristic and Repertory.
Boericke, Dr Wm. Materia Medico with Repertory.
Boericke, Dr. Garth, Principles of Homoeopathy.
Boericke and Dewey, Drs Twelve Tissue Remedies of Schuessler.
Boger, Dr C.M. Synoptic Key to Materia Medico.
— The Study of Materia Medico.
— The Study of Materia Medico and Taking the Case.
— Times of Remedies and Moon Phases.
— Philosophy of Healing.
Borland, Dr Douglas. Children Types.
Boyd, Dr Linn. A Study of the Simile in Medicine.
Bradford, Dr Т.Н. Life and Letters of Dr. S. Hahnemann.
Burnett, Dr J.C. Curability of Cataract.
— Fifty Teasonsfor Being a Homoeopath.
— Cure for Consumption.
— Delicate, Backward Children.
— Diseases of the Skrin.
Clarke, DrJ.H. Dictionary of Materia Medico.
— Prescriber.
Close, Dr S. Genius of Homoeopathy.
— Philosophy
Cowperthwaite. Text Book of Materia Medica ami Therapeutics.
Dewey, Dr W.A. Essentials of Homoeo Materia Medica.
— Practical Homoeo Therapeutics.
— Essentials of Therapeutics.
Dudgeon, Dr R.E. Hahnemann ‘s Therapeutic Hints.
— Hahnemann’s Organon. Deham, Dr C. Materia Medico.
— Therapeutics.
Farrington, Dr E.A. Clinical Materia Medica.
— Corparisons in Materia Medica with Therapeutic Hints.
— Lesser Writings.
Five Doctors. Why I Became a Homoeopath. Gross, Dr H. Comparative Materia Medica. Guernsey, Dr H. N. Keynotes to Materia Medica.
— Avoided Subgects.
Guernsey, Dr W. J. Desires and Aversions.
Hahnemann, Dr Samuel. Organon of Medicine, translated by Wm. Boericke.
— Organon of Medicine, translated by R. Dudgeon.
— Chronic Diseases.
— Spirit of Homoeopathy.
— Therapeutic Hints.
— Materia Medica Рига.
Hempel, DrJ.C. Science of Homoeopathy.
Hering, Dr C. Domestic Physician.
— Condensed Materia Medica.
— Guiding Symptons (10 Vols.).
Holcombe, Dr A.W. Spasms and Convulsions.
Holcombe, Dr W.H. How I Became a Homoeopath and the Truth about
Homoeopathy. Homoeopathic Pharmacopoeia. (U.S.A.). Published by the American
Institute of Homoeopathy. Hughes, Dr H. Principles and Practice of Homoeopathy.
— Manual of Pharmacodynamics.
Jahr, Dr G.H. Diseases of Females and Infants on Breast.
— Veneral Diseases.
— Forty Years Practice.
Johnson, Dr I.D. A Guide to Homoeopathic Practice.
— Therapeutic Key.
Kent, Dr J.T. Lectures on Homoeopathic Materia Medica.
— New Remedies.
— Repertory.
— What the Doctor Needs to Know for Successful Prescriptions.
— Lectures on Homoeopathic Philosophy. Knerr, C.V. Drug Relationship.
— Repertory.
Lippe, Dr Ad. Keynotes to Materia Medica.
— Materia Medica.
Lippe, Dr C. Repertory.
Nash, Dr E.B. How to Take the Case.
— Leaders in Homoeopathic Therapeutics.
— Leaders in Typhoid Fever.
— Regional Leaders.
— The Testimony of the Clinic.
— Sylphur.
— Leader in Respiratory Organs.
Paracelsus. Selected Writings, ed. by Jolande Jacobi, Pantheon Books.
Pierce, Dr W.L. Plain Talks on Materia Medica.
Pulfond, Drs. A. and D.T. Key to Materia Medica.
— Materia Medica of Graphic Drug Pictures.
— Leaders in Pneumonia.
Robert, Dr H.A. The Principles and Art of Cure.
— Sensations As If.
Roy, Dr C.K. Etiology in Homoeopathy.
Royal, Dr George. Materia Medica.
— Handy Books of Reference.
Ruddock, Dr E.H. Stepping Stone to Homoeopathy.
Schuessler, Dr M. An Abridged Therapy.
— Manual for Bio-chemical Treatment of Diseases.
— The Tissue Remedies.
Shepherd, Dr Dorothy. Magic of the Minimum Dose.
— More Magic of the Minimum Dose.
— First Aider.
Vannier, Dr L. Difficult and Backward Children.
— Human Medicine.
Weir, Sir John. Science and Art of Homoeopathy. Wheeler, Dr C.E. Principle and Practice of Homoeopathy. Wright, Elizabetth. Brief Study Course in Homoeopathy.
USEFUL ADDRESSES
Main Homoeopathic Associations
The Homoeopathic Development Foundation Ltd.
19a Cavendish Square
London W1M 9AD
(Tel. 01-629 3204)
The British Homoeopathic Association
Basildon Court
27a Devonshire Street
London WIN 1RJ
(Тел. 01-935-2163)
The Faculty of Homoeopathy
The Royal London Homoeopathic Hospital
Great Ormond Street
London WCIN 3HR
(Tel. 01-837 3091)
The Hahnemann Society Humane Education Centre Avenue Lodge Bounds Green Road London N22 4EU (Tel. 01-889 1595)
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие    
1. Новая эпоха    
2. Самуэль Ганеманн и Закон подобия     
3. Приготовление гомеопатических лекарств     
4. Жизненная сила     
5. Динамический, или тонкий, уровень    
6. Предрасположенность к болезни    
7. На приеме у гомеопата    
8. Пример: лечение гриппа    
9. Ответственность пациента    
10. Действует ли гомеопатия?     
11. Как действует гомеопатия    
12. Другие законы лечения    
13. Современное положение гомеопатии    
14. Планы на будущее     
15. Обетование новой эпохи    
Приложение: Materia Medica    
Библиография     

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*