Гомеопатия в России

Никого  из  нас  уже  не  удивляет  появление  в  монастырях  и  храмах  Москвы  врачей- гомеопатов,  принимающих  пациентов.  Для  всех,  кто  знаком  с  русской историей,  творениями и  жизнью  святых  подвижников,  это  явление – возрождение старинных  православных  медицинских  традиций.  А  для  тех,  кто  не  знает,  о  чем  идет  речь, расскажем о  том,  что  такое  гомеопатия.

Разработал  и  ввел  в  практику  как  самостоятельную  систему  лечения  немецкий  врач,  профессор  Лейпцигского  университета  Христиан  Ганеман.  Его племянник,  Доктор  Триниус,  в  1809  году в  качестве  врача  герцогини  Вюртембергской  приехал  в Санкт – Петербург. В  столице  он  обратил  на  себя  внимание  Царской семьи,  и  в  1824  году  его  назначили лейб – медиком. Это  был  первый  в  России  врач,  официально  объявивший  себя  гомеопатом.  К  гомеопатии  благосклонно  относились  Государь  Николай  I и  его  брат  Великий  Князь  Михаил.  Сам  Николай  I  никогда  не  отправлялся  в  путь  без  гомеопатической  аптечки.

Правда,  со  стороны  официальной  медицины  первые  шаги  гомеопатии  в  России  встретили  противодействие.  В  1833  году  Государственный  Совет  постановил  не  допускать  в  государственных  больницах  гомеопатическое лечение,  но  частная  практика  не  запрещалась.  Есть  сведения,  что  и  здесь  не  обошлось  без  заступничества  Николая I.
И  первая  половина  XIX  столетия  прошла  в  острой  борьбе  сторонников  и противников   нового  метода  лечения и  в  спорах  между  гомеопатами  и  аллопатами.

В.И Даль, известный  врач  и  писатель,  получив  медицинское  образование,  оказался  в лагере  противников  гомеопатов.  И  в  своих  статьях  со  свойственной  ему  иронией  высмеивал  их:  «В  основании  своем  гомеопатия  есть  бред,  доказательства  и  ссылки  ее – ложь  и  неправда»;  «Гомеопатия  есть  презрительный  шарлатанизм  самого  низкого  разряда».  Недоверие  к  гомеопатии  было  поколеблено,  когда Даль  в  период  своей  службы  в  Оренбурге  стал  свидетелем  и участником  лечения  тяжелого  заболевания.  В  письме к  Одоевскому  В.И. Даль пишет:  «Я  убедился,  что  средства  эти  действуют,  иногда  удивительно  скоро,  сильно  и  спасительно».  И  вот  недавний  противник  нововведений  в медицине  убежденно  говорит  о  союзе  аллопатов  и  гомеопатов,  о необходимости  трезво  и  благоразумно  оценивать  их  возможности,  предупреждает  о  вреде  излишнего,  неоправданного  оптимизма.  В  статье  «Верующие и  неверующие»  читаем:  «Верующие  нередко  впадают  в  крайность,  верят  сами  или  в  горячности  своей  заверяют  других,  будто  гомеопатия  исцеляет  всякий  недуг».  В.И. Даль,  убежденный  собственным  опытом,  считает,  что  «есть  случаи,  может  быть,  не частые,  когда  гомеопатия  приносит  изумительную  помощь  там,  где  аллопатия бессильна».

Когда  ученые  мужи  находили  все  новые  и  новые  аргументы  «за»  и  «против»,  Церковь  в  лице  своих  подвижников  благочестия  приняла  новый  метод  лечения.
Святитель   Феофан  Затворник  давал  своим  чадам  лечебные  советы  по  гомеопатии.  «Поздравляю  с  приобретением  гомеопатического  доктора  и  с  аптечкою.  Теперь  всем  болезням  конец», — пишет  он  в  одном  из  писем.  И  в  другом послании  продолжает  эту  тему:  «Но  вы  все  болеете.  Хотите  прибегнуть  к  гомеопатии.  Добре!  Слышу,  что  крупинки  многим помогают.  У  меня  берут  и  будто  получают  пользу.  Книг  по  этой  части  куча…  Вот  вам  крупинки  Aconit  и  Belladonna – принимать  попеременно…  Во  время  припадков…  через 1, 2, 3 часа… А  не  во  время  припадков,  если  есть  охота. – одно  утром,  другое  вечером… Прием:  одна  крупинка  на  чайную  ложку…»  И  подобные  советы  в  письмах  святителя  встречаются часто.

В  жизнеописании  святителя  Игнатия  Брянчанинова,  предваряющем  первый  том  полного  собрания  его  творений,  читаем:  «С  9  часов  принимался  за  дела  или  выходил к Литургии,  или  осматривал  производящиеся  работы;  принимал  посетителей,  по  большей  части  крестьян  больных,  пользовавшихся  от  Владыки  медикаментами  (гомеопатией).  Таких  больных  стекалось  очень  много;  один  из  келейников  записывал    имена их  в  книгу,  лета  и  род  болезни,  а  Владыка  отмечал,  какое  кому  дать  лекарство,  число  приемов  и диету,  если  таковая  оказывается  нужной.  Лечение  шло  успешно,  но  через  три  года  было  прекращено  по  причине  многолюдного  стечения  больных,  нарушавших  уединение  святителя».

Схиархимандрит  Гавриил,  чтимый  старец  Спасо – Елиазаровской  пустыни,  также  давал  больным  капли  и крупинки  и  многих  вылечивал  от  серьезных  и трудных  заболеваний.  Он  сам  любил  гомеопатию  и  лечился  ею.  Соединяя  эти  лекарства  со  словами утешения  и  властного  совета,  старец  больше всего  помогал  нервно  расстроенным,  близким  к  отчаянию  и  сумасшествию.


В  конце  концов  гомеотерапия  прочно  заняла  место  в  русской  практической  медицине,  чему  немало  способствовало  духовенство.

В  Петербурге  в  1881  году открылась  при  Обществе  последователей  гомеопатии  лечебница  во   имя  Архангела  Михаила.  В  17  октября  1892  года в  Санкт – Петербурге  состоялось  торжественное  освящение  гомеопатической  аптеки  на Невском  проспекте,  где  она  находится и  сейчас.  Освящавший  эту  аптеку  святой  праведный  Иоанн  Кронштадский  сказал:  «Ваш  метод  самый  разумный  и  верный.  Сама Божественная  премудрость  не  нашла  более  верного  средства  к  врачеванию  недугующего  грехом  и бесчисленными  болезнями  человечества,  как  врачевание подобного  подобным.  Прежде  Креста,  смерти  и  Воскресения  своего  Христос  установил  на  все века  для  действеннейшего  врачевания  грешного  человечества  величайшее  Таинство  Причащения  Пречистого  тела  и  Крови  Своей.  Значит,  в  самом  Богочеловеке  имеем  пример  врачевания  подобного  подобным.  Да  будет  же  всегда  вашим  всесильным  помощником  при  ваших  общеполезных  действиях  Сам  Богочеловек  и  Всемогущий  Творец   и  Врач  болящего  человечества».  И  такое  благословение  и  напутствие  для русской  гомеопатии  не  осталось  бесследным

Духовная  дочь  святого  праведного  Иоанна  Кронштадского  Екатерина  Духонина  в  своем  дневнике  пишет:  «Узнав  о  моей  болезни,  очень  пожалел  и  сказал:  «Гомеопатию  принимай,  но  особенного  какого-нибудь  лечения  не  нужно,  усердно  молись  Господу,  да  почаще  приобщайся,  Господь  милостив».
Кроме  Санкт — Петербурга  и  Москвы,  гомеопатические  общества  возникли  в  Харькове,  Одессе,  Перми,  Кисловодске.  Сохранились  сведения  о  лечебной  гомеопатической  практике  доктора  Любимова  в  Пензе,  которому помогали  священники.

Уже  в  60 – 70-е  годы  XIX  века  гомеопатия  стала  распространяться  и  в далеких  российских  провинциях.  Ее  проникновение  в  северо – восточные  губернии – Казанскую,  Вятскую,  Пермскую  и Оренбургскую – тоже содействовало  местное  священство.  В  1873  году  в  журнале  петербургских  врачей-гомеопатов  сообщалось:  «Мы  можем  насчитать  многие  сотни  священников Уфимской,  Оренбургской  и  Вятской  губерний,  которые  с пользой  занимаются  этим  делом  и  посредством  лечебников  оказывают  спасительное  пособие  беспомощному  сельскому  населению».

Новый  метод  лечения  использовался  в  медицинской  практике  и  в  Сибири.  Из  сообщений  Алтайской  миссии  известно,  что  миссионеры своим  гомеопатическим  лечением  удивили  даже  лам,  гордившихся  своим  искусством.  Иркутский  архиепископ снабжал  всех  миссионеров  гомеопатическими  лечебниками  и  аптечками.
В  последующие  два  десятилетия  гомеопатическая  медицина  в  России  завоевала  успех  в  обществе.  Большим  событием  стал  Первый  Всероссийский  съезд  последователей  гомеопатии,  состоявшийся  в  сентябре  1913  года.  Труды  съезда  издали  отдельной  книгой.

В  период  первой  мировой   войны  в  Санкт – Петербурге  работала  больница,  где  оказывали  помощь  больным  и  раненым  воинам  с  использованием  гомеопатических  средств.
История  развития  гомеопатии  при  советской  власти  была  полна трагических  перемен.  После  революции  1917  года  общий  упадок  хозяйства  отразился  и  на  гомеопатии.  Правда,  по  окончании  гражданской войны возобновилась  деятельность  аптеки  и  лечебницы  в Петрограде  и  даже  был  утвержден  устав  Петроградского  общества  врачей – гомеопатов,  но  распри  между  официальным  здравоохранением  и  гомеопатическими  структурами  достигли в  условиях  грубого  администрирования  невиданного  ранее  накала.
На  состоявшемся  в  1931  году  диспуте  на  заводе  «Большевик»  выступающие  аллопаты  публично  характеризовали  гомеопатию  как  ненаучный  метод,  «подспорье  религии,  опиум  для  народа».  Но  доводы  гомеопатов  были  весомы,  и  аудитория  осталась  на  их  стороне.  В  1932  году  общество  врачей – марксистов  в  своей  официальной  резолюции  объявило  гомеопатию  не  только  не  научным,  но  и  «политически  враждебной».  Общество  гомеопатов  квалифицировалось  как  «организация,  враждебная  социалистическому  строительству».  Последовали  призывы  «всемерно  разоблачать  подлинную  знахарскую  сущность  гомеопатии  перед  широкими  массами  трудящихся»  и даже  предостережения  о  том,  что «гомеопатия  перерастет из  антинаучного  в  антипролетарское,  политически  враждебное  нам  учреждение»

Проводившаяся  в  1934 – 1939  годах  «проверка»  эффективности  гомеопатического  лечения,  начатая  по  инициативе  всесоюзного  института  экспериментальной медицины,  показала результаты,  естественно,  не  в  пользу  гомеопатии.  В  «Советском  врачебном  журнале»  (1939)  М.В.  Черноруцкий  писал:  «… широко  задуманная  попытка  изучения  эффективности  гомеопатии…  привела  к  результатам,  которые  не  дают  основания для  признания  непосредственной  эффективности  гомеопатии.  Представляет  ли  гомеопатия  как  своеобразная  теоретическая система  сама по  себе  определенную  практическую  ценность?  Мы  на  основании  истории  вопроса  и нашего  собственного  опыта  должны  дать  отрицательный  ответ».  Все  это  привело  к  упразднению  Всероссийских  обществ  врачей – гомеопатов  в  Ленинграде  и  Москве  в  1938 году.  Гомеопатию  как  лечебный  метод  не  запретили  (две лечебницы  ежедневно  обслуживали  500 – 600  больных),  но  в  СССР,  в  отличие  от  других  стран,  она  не  была  признана  официальной  медициной.

В  эти  трудные  для  гомеопатии  времена  святой  Серафим  Вырицкий,  недавно  прославленный  Церковью  угодник Божий,  возносил  к  Богу молитвы  за  приезжавших  к  нему  больных  людей,  потом зачастую  благословлял  их  обращаться  за  помощью  к  врачам – гомеопатам.  Однажды  старец  Серафим  предсказал  молодому  человеку,  провалившему  экзамен  в  медицинский  институт,  что  он  туда  поступит  и  в  свое  время  станет  профессором.  И  действительно,  профессор  М.С. Фаворский – сейчас врач – гомеопат  высочайшей  квалификации,  заместитель  заведующего  кафедрой  инфекционных  болезней  в  Санкт – Петербургском  Медицинском  Университете  им. Академика И.П. Павлова.
Одна  из  духовных  чад  старца  Cерафима,  врач – гомеопат, пробыла  несколько  лет  в  ссылке,  т.к.  лечила  людей  вопреки  запрету  властей.

Возвратившись,  она перестала  принимать  больных, боясь  новой  ссылки.  Вскоре  она  ослепла.  Поехала с  мужем  в Вырицу  к  старцу  Серафиму,  а  он  отказывается  ей  помогать:  «А  зачем я  тебя  буду  лечить?  Ты  же  убежала,  побоялась,  чтобы тебя  не  посадили.  Побоялась  и  никого  не  принимаешь  Вот  поэтому  Господь  и послал  тебе  слепоту,  раз  ты  не  хочешь  видеть  горя  других  людей  и  не  хочешь помогать».  Женщина,  раскаявшись,  обещала,  что  если вернется зрение,  будет  лечить людей,  пока  жива.  По молитвам  батюшки  она  прозрела  и  после  этого  никогда  и никому  из  больных  не  отказывала  в  помощи.

Самый  сильный  удар  по  гомеопатии  был  нанесен  в  шестидесятые  годы приказом   № 610  Министерства  здравоохранения  «Об  усилении  контроля  за  работой  и  регламентацией  дальнейшей  деятельности  врачей – гомеопатов  и применением  в  лечебной  практике  гомеопатических  средств».  Была  запрещена  подготовка  врачей – гомеопатов,  издание  литературы  по  гомеопатии.  И  нужно  отдать  должное гомеопатам:  они,  несмотря  ни  на  что,  продолжали  лечить  больных.

Изменения  начались  с середины  восьмидесятых  годов.

Стал  решаться  вопрос  о  подготовке  врачей – гомеопатов.  По стародавней  традиции  гомеопатия  опять  под  крылом  Церкви.  Ведь  старцы  наши  никогда  не  возбраняли  прибегать  к  ее  методам  лечения.  В  Троице – Сергиевской  Лавре  уже  несколько  лет  существует  центр  православных  врачей – гомеопатов.  И  в  этом,  казалось бы,  ничего  особенного  нет.  Но  вдруг  совсем недавно  в  некоторых  православных  газетах  появились  статьи  с  устрашающими  подзаголовками:  «Гомеопатия  не  является  медицинской  дисциплиной»,  «Гомеопатия – православный  метод  или  оружие  оккультистов?»,  «Карма  и  гомеопатия»,  «Как  оно  действует?»,  «Опасность  гомеопатии».  Эти  статьи  привели  в  недоумение  и  расстроили  многих  мирян  наших  приходов.

А  виной  этому  оказались  греческие  проблемы  Общество  «Инициатива  родителей  Северной Греции  по  защите  православной  культуры,  семьи  и человека»,  работавшее  под  духовным  руководством  и  наблюдением  монаха  отца  Арсения  Касандрии  при владыке Синезии,  пришло  к  выводу  о  несовместимости  гомеопатии  с  православной  верой.  В  издающейся  священной  митрополией  Димитриада  газете  «Плерофоресе»  (декабрь, 1977)  было  опубликовано  заявление,  в  котором  говорилось:  «И пусть  тот,  кто  практикует  эти  альтернативные  терапии  (имеется  в  виду  гомеопатия,  иглоукалывание,  рефлексотерапия  и  др.),  а  самого  себя  причисляет  к  верным  чадам  Церкви,  обратит  внимание  на  наше  беспокойство.  Им  следует  публично  отречься  от  этих  занятий,  в  противном  случае  они  будут отлучены  от  Церкви».

Понимаем  и  разделяем  обеспокоенность  греческого  духовенства  опасностью увлечения  врачей  оккультизмом.  Естественно,  в  наше  время  надо  быть  начеку.  Но  позволим себе  заметить,  что  русские  гомеопаты,  в  отличие  от  греческих,  ведут  себя  куда  более  благочестиво.  Переводить  зарубежные  статьи  на  подобные  темы  надо  с  осторожностью  во  избежание  «паники  на  корабле».  Гомеопатия,  как  и  любое  медицинское  средство, может  стать  орудием  спасения,  а  может  и  навредить,  в  зависимости  от  того,  в  чьих  руках  она  находится.  К примеру,  опиум  облегчает  страдания  больного  человека,  но  может  стать  медленным  орудием  убийства.

Гомеопатия  как  наука  еще  очень  молода,  но  уже  доказала  свою  необходимость  в  служении  страждущим.  И  будем  надеяться,  что  совместными  усилиями  духовенства  м  врачей – гомеопатов  такой  недорогой  (что  очень  актуально  для  большинства  граждан  России),  сравнительно  несложный,  но  эффективный  метод  лечения  послужит  для  облегчения  страданий  больных  людей.

Светлана  Николаевна  Рыбакова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*